Обзор СМИ

Минсельхоз РФ: у российских растениеводов чрезвычайно высока зависимость от импортных сортов

В России чрезвычайно высока зависимость от импортных сортов, заявил первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Джамбулат Хатуов, выступая на международной конференции по вопросам растениеводства в Орловской области.

По словам чиновника, 63% сортов зернобобовых культур, четвертая часть озимых зерновых культур и пятая часть сортов яровых зерновых культур иностранной селекции. Аналогичная ситуация с сортами сои, сахарной свеклы, картофеля, кукурузы, подсолнечника, рапса. Это при том, что на территории региона работает крупнейший в России ВНИИ зернобобовых и крупяных культур.

«Зависимость от зарубежной селекции и науки нужно снижать путем организации работы с отечественными учеными. Мы знаем, что российским институтам есть, что предложить», — сообщил Джамбулат Хатуов.

agroobzor.ru/news/a-33401.html

Госсорткомиссия: регулируя сортовые ресурсы страны

Интервью с заместителем председателя ФГБУ «Госсорткомиссия» Виктором Старцевым

– Виктор Иванович, что является основным в деятельности Госсорткомиссии?

– ФГБУ «Госсорткомиссия» принимает активное участие в совершенствовании защиты прав селекционеров и регистрирует лицензионные договоры. Кроме того, специалисты ФГБУ «Госсорткомиссия» ежегодно выпускают Государственный реестр охраняемых селекционных достижений, Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию (сорта растений и породы животных), характеристики сортов растений, впервые включенных в реестр и официальный бюллетень. Нашей задачей также является проведение Государственного сортоиспытания, это около 100 000 сортоопытов.

– Каким законом сегодня защищены российские семеноводы и селекционеры?

– Что касается всей работы с сортами растений и семенным материалом, то мы руководствуемся Законом РФ «О семеноводстве» и, так как с 1 января 2008 года утратил силу Закон РФ «О селекционных достижениях» и вступил в действие Гражданский кодекс РФ, то права патентообладателей сортов защищает его часть четвертая, об охране интеллектуальной собственности. Охрана гарантируется Законом на сорта растений и породы животных, исключительное право подтверждается не «правом селекционера», а «патентом на селекционное достижение». Срок действия охраны – 30 лет, а по сортам винограда, древесных декоративных, плодовых культур и лесных пород – 35 лет.

– Давайте поговорим о Госреестре? В чем его смысл?

– Ввоз и вывоз семян, а также страховые выплаты и господдержка возможны только в том случае, если сорт включен в Госреестр. В соответствии с Федеральным законом «О семеноводстве» нахождение сорта в Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию, дает право размножать, ввозить на территорию Российской Федерации при соблюдении требований законодательства в сфере карантина растений и реализовывать в соответствующих регионах семена и посадочный материал сорта. Семенные посевы (насаждения) данных сортов подлежат апробации, а на семена выдается сертификат, удостоверяющий их сортовую принадлежность, происхождение и качество.

Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, издается в двух томах: том 1 – сорта растений, том 2 – породы животных. Том 1, подготовленный по состоянию на 7 февраля 2017 года, содержит 20182 допущенных к использованию сортов растений. Списки сортов растений по родам и видам составлены в алфавитном порядке, роды и виды объединены в группы культур по направлению использования. В отдельный раздел сведены зарегистрированные родительские компоненты гибридов.

– Что нового в Госреестре этом году?

– 28 февраля 2017 года были подведены окончательные итоги сортоиспытания сельскохозяйственных растений за 2016 год и сформирован Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию на 2017 год. По состоянию на начало февраля этого года в Госреестр селекционных достижений, допущенных к использованию, входит 20216 сортов и гибридов сельскохозяйственных культур, из них: 4743 – охраняемых (запатентованы). За период с 10 февраля 2016 года по 7 февраля 2017 года в Госреестр включено 1178 новых сортов, расширено использование 212 сортов, сокращено использование 43 сортов, исключено из Госреестра 164 сорта. В связи с прекращением производства оригинальных семян допуска к использованию будут лишены 94 сорта.

В этом году экспертной комиссией дополнительно были рассмотрены результаты испытания новых сортов и гибридов кормовых, овощных, технических, плодово-ягодных и цветочно-декоративных культур, кукурузы, картофеля и винограда, по которым не были своевременно представлены данные по отличимости и однородности стабильности признаков, а также родительские линии гибридов, уже включенных в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию с 2017 года. Они так же были включены в реестр селекционных достижений, и разрешены к использованию.

– Каково соотношение отечественных и зарубежных сортов, разрешенных на территории Российской Федерации?

– Доля сортов отечественной селекции в Госреестре в настоящее время составляет 71,7%.

– Каковы основные критерии оценки селекционного достижения при принятии решения о государственной регистрации экспертной комиссией?

– Это урожайность, устойчивость к возбудителям, болезням и вредителям, качественные показатели, технологические особенности, востребованность регионом, по данным экспертных комиссий в регионе возделывания.

– Какова структура и кому подчиняется ФГБУ «Госсорткомиссия»?

– ФГБУ «Госсорткомиссия» является компетентным органом Минсельхоза России. Его работу курирует Департамент растениеводства, механизации, химизации и защиты растений. В нашу структуру входят госсортучастки, их 485, филиалы в областях, краях, республиках РФ, всего 78 филиалов ФГБУ «Госсорткомиссия», а также Всероссийский центр оценки качества сортов и 7 лабораторий оценки качества сортов.

– Есть ли общие проблемы у филиалов и госсортучастков, которые тормозят выполнение Вашей задачи?

– На недавнем расширенном совещании при участии Минсельхоза России, руководители филиалов ФГБУ «Госсорткомиссия» доложили о результатах работы за 2016 год и рассказали о планах на 2017 год, а также обозначили проблемы сортоиспытательной службы, общие для всех – это слабое техническое оснащение госсортоучастков, нехватка квалифицированных кадров, недостаток субсидий и дотаций. На совещании также были подняты вопросы создания лаборатории по биохимической, молекулярной и ДНК-паспортизации новых сортов и их проверке на наличие ГМО, что необходимо для дальнейшего совершенствования системы сортоиспытания и семеноводства.

– Какие основные задачи для отечественной селекции и семеноводства Вы бы назвали?

– Приоритетная задача развития отечественной селекции и семеноводства на сегодняшний день – это освоение современных селекционных технологий, в том числе, геномных, обеспечение контроля производства и оборота качественного семенного и посадочного материала, повышение уровня технологического оснащения процесса выращивания и хранения семенного материала, а также создание эффективной системы технического регулирования. Необходимо освоить указанные методы и создать систему инструментов научно-технической, инновационной и аграрной политики, обеспечивающую условия их внедрения в производство.

– Как совершенствуется государственное сортоиспытание?

– Мы постоянно совершенствуем нормативно-правовую базу сортоиспытания с целью ускорения доступа сельхозтоваропроизводителя к новейшим селекционным достижениям и снятию излишних административных барьеров. Развиваем первичное семеноводство на базе своих филиалов, переоснащаем химико-технологические лаборатории.

– По каким направлениям будет в дальнейшем совершенствоваться система сортоиспытания и семеноводства в России?

– Это развитие лабораторных возможностей по биохимической, молекулярной, ДНК-генотипированию и паспортизации новых сортов и проверке наличия генно-инженерных конструкций в заявляемых сортах; создание депозитария семян сортов, заявленных на государственное сортоиспытание и включенных в Госреестры; при передаче новых сортов на государственное сортоиспытание предоставление заявителем технологических паспортов новых сортов; анализ статистической информации по сортам, находящимся в сельскохозяйственном производстве; сокращение перечня малораспространенных культур, сорта которых включаются в Госреестр по экспертной оценке и данным заявителя.

www.nsss-russia.ru/

Анализ ситуации, сложившейся в российской системе государственного сортоиспытания

Игорь Александрович Лобач, к.с.-х.н., Президент Национальной ассоциации производителей семяк кукурузы и подсолничника

В настоящее время данные, получаемые на многих сортоиспытательных станциях, при проведении государственных испытаний гибридов подсолнечника и кукурузы вызывают серьезные сомнения в их объективностии, соответственно, в правильности принимаемых решений о включении в государственный реестр селекционных достижений допущенных к использованию (далее Реестр). Имеющиеся проблемы настолько серьезны и очевидны большинству селекционеров, что с каждым годом увеличивается количество экспертов, предлагающих вообще ликвидировать систему сортоиспытания. Объективно подобные разговоры имеют под собой почву, поскольку в некоторых странах с развитым сельским хозяйством,  где государственное сортоиспытание как таковое не проводится, а формирование реестров сортов осуществляется фактически на основе заявлений их авторов. Наиболее яркий пример – США, где реализован подобный подход.

На наш взгляд существуют две основные причины, которые привели к настоящему положению в российском сортоиспытании:

1. Отсутствует как система шифрования испытуемых сортообразцов, так и порядок их анонимной рассылки на госсортоучастки, что  не позволяет исключить «заинтересованное» субъективное влияние на результаты сортоиспытания и решения комиссии о включении  сортов и гибридов в Реестр.

2. Хроническое недофинансирование на протяжении последних 25 лет всех звеньев системы госсортоиспытания. Из-за чего на подавляющем большинстве государственных сортоиспытательных участков агротехника  не соответствует современной, высокоинтенсивной технологии возделывания кукурузы и подсолнечника под которую создаются современные сорта. При этом недостаток квалифицированных сотрудников (от агрономов до рабочих-механизаторов) не позволяет в полном объеме проводить учеты и сельскохозяйственные работы  в сжатые сроки, обеспечивающие необходимую достоверность опытов.

По мнению экспертов ассоциации ситуация не меняется долгое время по следующим причинам:

Работников ФГБУ «Госсортокомиссия» она устраивает, так как:

1)Доставку сортообразцов на каждый сортоучасток осуществляет сам автор гибридов и ФГБУ «Госсорткомиссия» в этом случае не несет организациооно-финансовые затраты на рассылку семян (в т.ч. на оформление карантинных сертификатов).

2) ФГБУ «Госсортокомиссия» нет необходимости выделять для хранения образцов соответствующие склады, которые нужно содержать и фумигировать.

3) Отсутствует необходимость организовывать протравливание всех испытываемых сортообразцов одним протравителем.

4) Некоторые представители  ФГБУ «Госсорткомиссия» в связи с имеющейся  у них возможностью скорректировать полученные результаты становятся «нужными» людьми.

Представителей зарубежных фирм ситуация устраивает потому, что дефицит специализированной селекционной техники (селекционные сеялки и комбайны) вынуждает некоторые сортоучастки  принимать от зарубежных компаний помощь в виде бесплатного предоставления перечисленной техники для своевременного проведения сельхоз работ.  Это ведет к возникновению неформальных отношений между специалистами ФГБУ «Госсорткомиссия»  и иностранных компаний, что порождает постоянные разговоры об ангажированности первых.

Оставшаяся часть селекционного сообщества высказывает ежегодно нарастающее сомнения  в объективности данных госортоиспытаний, а наиболее сильные селекционные центры все настойчивее требуют учитывать данные по их экологическим испытаниям при принятии решений о включение сортов в Реестр.

Изменить сложившееся положение можно либо ликвидировав систему госсортоиспытания по примеру США, либо осуществив ее реформирование.

Ликвидация системы сортоиспытания  в настоящее время по нашему мнению неприемлемо, т.к. отечественное растениеводство крайне нуждается в объективных данных о хозяйственной ценности тех или иных сортов. Пример  США  не может быть аргументом в данном споре, т.к. в этой стране за последние двести лет в условиях  рыночных отношений сформирован  высоко конкурентный рынок услуг удовлетворяющих нужды сформирован высоко конкурентный рынок услуг, удовлетворяющий нужды сельского хозяйства, в том  числе и в последних достижениях селекции и семеноводства. В этих условиях успех или «провал» какого ни-будь нового гибрида быстро становится достоянием большого количества фермеров и соответствующим образом отражается на доходах семенных компаний.

К сожалению, общий кадровый и технологический уровень отечественного сельского хозяйства не позволит большинству хозяйств самостоятельно объективно  определить наиболее подходящие для их условий сорта и гибриды. Простой анализ профессионального уровня агрономической работы в сельхозпредприятиях показывает, что в подавляющем числе хозяйств сложно найти книги истории полей, а об опытном поле агронома говорить не приходится вообще. Кроме того в России за 25 лет так и не сформировалась профессиональная система независимого консультирования, пользующаяся доверием аграриев. Поэтому при отмене госсортоиспытаний в ближайшие десятилетия сельхозпроизводители свой выбор сортов будут продолжать определять, основываясь   на рекламной информации наиболее «шустрых продажников» и на финансовых возможностях своих хозяйств. Многолетний опыт показывает, что многие из них выберут, то что подешевле, пусть даже сомнительного происхождения и качества не гнушаясь даже контрафакта. В связи с этим предложение о ликвидации системы государственного сортоиспытания, активными сторонниками которого выступают некоторые отраслевые союзы (чаще не селекционные) является архивредным.

В сложившейся ситуации по мнению наших экспертов для  снижения затрат на модернизацию и содержания государственной систему сортоиспытания необходимо осуществить следующие мероприятия:

1. Оптимизировать общее количество  сортоиспытательных участков и объем сортоопытов на них. При этом оптимизацию проводить, руководствуясь следующими критериями:

а) Оставлять только те сортоучастки, которые по своей технической оснащенности способны обеспечить проведение сортоопытов в условиях передовых агротехнологий, характерных для конкретной зоны испытания. Это необходимо потому, что в сортоопытах на низком агрофоне  современные высокоинтенсивные сорта и гибриды не в состоянии полностью раскрыть свой потенциал.

b) Количество сортоопытов на сортоучастке должно соответствовать реальным возможностям участка с учетом количества и квалификации персонала, оснащения техникой и т.д. Это позволит прекратить практику, когда количество сортоопытов определяется исходя из поступивших заявок на сортоиспытания, а не из возможностей сортоучастка (особенно остро эта проблема просматривается по кукурузе и подсолнечнику, где нагрузка на сортоучастки резко возросла из-за большого количества ежегодно предоставляемых на испытания иностранных сотообразцов. Несоответствие возможностей участка с реальным объемом испытаний ведет к затягиванию сроков проведения учетов и сельхозработ (растянутые сроки сева и уборки), что может критически исказить результаты опытов.

c) В каждом субъекте федерации определить два-три базовых сортоучастка, на которых сформировать мехотряды (МТС) оснащенные специализированной, селекционной техникой (сеялками, комбайнами и средствами их транспортировки) для обслуживания сортоучастков исходя из условий конкретного региона в радиусе 150-300 км. Положительный опыт такого подхода к организации испытаний имеется как у зарубежных компаний, так и в отечественном сортоиспытании. В частности ООО «Майзадур Кубань» одним селекционным комбайном убирает опыты, расположенные между собой на расстоянии 300-500 км, а краснодарский филиал ФГБУ «Госсортокомиссия» уже два года успешно применяет подобный метод в сотрудничестве с базовым крестьянско-фермерским хозяйством. Подобная организация работ позволяет в пять раз снизить потребность средств на переоснащение сортоиспытательных участков.

d) Участки же, которые либо не в состоянии обеспечить необходимый уровень агротехники, либо не укомплектованы необходимым количеством специалистов для проведения сортоиспытаний освободить от проведения последних, но предоставить им право хозяйственной деятельности (производства семян). Это позволит  им сохраниться в системе без государственного финансирования. Исключение делать только для ограниченного количества специализированных сортоучастков, обладающих исключительными характеристиками (почвенно-климатические условия и т.д.).

2. Привлечь к государственному сортоиспытанию региональные НИИ сельского хозяйства и частные селекционно-семеноводческие компании, что позволит расширить количество точек сортоиспытания фактически без затрат бюджета на их оснащение селекционной техникой.  В настоящее время практически все НИИ и селекционно-семеноводческие компании при реализации селекционных программ для сравнения своих достижений с достижениями конкурентов проводят и экологические испытания собственных сортов  и  сортов других фирм. Для реализации этого предложения необходимо:

1) ФГБУ «Госсортокомиссия» совместно с отраслевыми союзами определить порядок участия селекционных компаний и учреждений в госсортоиспытании, а так же исчерпывающий перечень требований к ним.

2) Селекционно-семеноводческим компаниям и учреждениям проводить сортоиспытание по методике ФГБУ «Госсортокомиссия» всех сортообразцов культур поступивших в регион на сортоиспытания.

3) Специалистам  ФГБУ «Госсортокомиссия» в течении сезона осуществлять проверку соблюдение  методики сортоиспытания селекционно-семеноводческим компаниям и учреждениям, участвующими в данной программе.

3. После оптимизации количества сортоиспытательных участков внедрить систему шифрования предоставленных на испытания сортообразцов и порядка их анонимной рассылки на государственные и негосударственные сортоучастки.

В связи с тем, что эта система выявит ряд «огрехов» на сортоучастках, ее необходимо запускать поэтапно в течении 3-5 лет, одновременно с оптимизацией проводимой внутри ФГБУ «Госсортокомиссия». Целесообразно начать с культур, где сложилась наиболее острая ситуация и селекционно-семеноводческое сообщество готово и способно при  проведении сортоопытов обеспечить соблюдение методик, например, с кукурузы и подсолнечника где имеется положительный опыт сотрудничества ФГБУ «Госсортокомиссия» и отраслевой ассоциацией НАПСКиП.

Одним из вариантов переходного периода может быть параллельное проведение сортоиспытания в системе ФГБУ «Госсортокомиссия» (по правилам принятым сейчас) и на селекционно-семеноводческих центрах, куда образцы будут предоставлены в зашифрованном виде.

Мы понимаем, что высказанные предложения по реформированию системы госсортоиспытания  далеко не идеальны и не решают всех накопившихся проблем, но убеждены в том, что в ходе публичной дискуссии должны быть выработаны  и в последствии реализованы предложения по совершенствованию системы сортоиспытания. Минисельхозом России уже  приняты и разрабатываются новые меры государственной поддержки селекции и семеноводства, в том числе подпрограммы по наиболее критическим культурам (сахарная свекла, картофель, овощи) и главным критерием эффективности этих  мер должно стать не только включение отечественных сортов (гибридов) в Реестр, но и расширение площадей под ними. Достичь этого без эффективной (прежде всего объективной и необременительной для государства) системы сортоиспытания не возможно.

В заключении хочется подчеркнуть, что  после распада СССР и до введения санкций  вопрос о продовольственной безопасности с точки зрения обеспечения страны отечественными семенами вообще не рассматривался и как следствие, внимание к проблемам в  системе госсортоиспытания значительно ослабло, она в значительной мере «варилась в собственном соку». И нужно сказать большое спасибо всем сотрудникам ФГБУ «Госсортокомиссия», за их преданность своей профессии. Предлагаемые меры в том числе направлены на повышение престижности их труда и его оплаты.

СЕЛЕКЦИЯ, СЕМЕНОВОДСТВО и Г Е Н Е Т И К А. Июнь No3 (15) 2017

На делянки — с серпами?

Приводится без таблицL

Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. № 1432 «Об утверждении Правил предоставления субсидий производителям сельскохозяйственной техники» позволяет аграриям покупать технику со скидкой 25–30%. Программа пришлась по душе и аграриям, и заводам-производителям. Но есть одна неувязка: она обошла стороной селекционеров, сортоиспытателей, а также семеноводов госучреждений.

Ожидается, что в этом году государство направит на ее реализацию 13 млрд руб. Число заводов, поставляющих сельхозтехнику со скидкой, достигнет 80. По оценке Минсельхоза России и Минпромторга России, сельхозпроизводители приобретут более 15 тыс. ед. прицепной и навесной техники, 6 тыс. ед. зерно- и кормоуборочных комбайнов, около 3 тыс. энергонасыщенных тракторов.

«Мы должны понимать, что действующая программа субсидирования производителей сельхозтехники должна на ближайшие годы стать системной мерой, которая позволит нарастить долю отечественной техники на внутреннем рынке до 70 процентов, — считает директор ассоциации «Росагромаш» Алла Елизарова. — Стабильная работа программы 1432 до 2021 года с ежегодным финансированием 15 миллиардов рублей позволит аграриям планировать инвестиции в технику и в кратчайшие сроки обновить парк сельхозтехники».

Эта стабильность крайне необходима. По данным Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений МСХ, обеспеченность тракторами отечественных сельхозпредприятий за последние 16 лет сократилась более чем в 2 раза. Закупки новой техники в небольших объмах не успевают возмещать списанную по сроку службы. На 1000 га пашни в нашей стране приходится в среднем только 2 трактора, а зерноуборочных комбайнов на 1000 га посевов — 1,6 (для сравнения: в странах ЕС — 85 и 11,5, в США — 25,9 и 17,9 соответственно).

Дефицит техники стал причиной ее длительной эксплуатации. В 2016 г. в структуре машинно-тракторного парка на долю тракторов старше 10 лет приходилось 59,7%, зерноуборочных комбайнов — 45,6, кормоубочных — 44,6%.

А как обстоят дела с техникой для селекции и семеноводства? По данным Госсорткомиссии, ситуация с техническим оснащением за 2015–2016 гг. ухудшилась: если в 2015 было закуплено 109 ед. имущества, то в 2016-м только 3 (1 сеялка и 2 лабораторных прибора), то есть в 36 раз меньше. На конец 2016 г. средний срок службы по всему парку техники госсортсети составил 20 лет.

На 465 действующих ГСУ приходится лишь 67 тракторов, выпущенных в последние 10 лет. На 332 зерновых ГСУ приходится лишь 97 зерновых сеялок и 81 зерноуборочный селекционный комбайн, изготовленные не ранее 2006 г. Юрий Гончаров, представляющий Госсорткомиссию, назвал крайне неудовлетворительной оснащенность ГСУ, ГСИС и лабораторий сельскохозяйственной техникой и оборудованием для сортоиспытания. Так, из 4 зерновых сортоучастков Псковской области только на одном ГСУ есть рабочий селекционный комбайн. Наиболее критической признана ситуация с обеспеченностью специализированной сортоиспытательной техникой для посева и уборки опытных делянок.

Имеющийся парк специализированной техники не отвечает современным методам полевых испытаний. Весь развитый мир работает на порционных селекционных сеялках и специальных быстроочищающихся деляночных комбайнах, а российские испытатели по прежнему используют бункерные сеялки и семеноводческие комбайны марки «Сампо». Чтобы ускорить импортозамещение семян различных культур, некоторые филиалы Госсорткомиссии готовы заниматься семеноводством. Но «никакое» состояние материально-технической базы на корню обрывает все благие начинания.

Став заложниками межведомственной разобщенности, задыхаются от нехватки специализированных машин и научно-исследовательские институты ФАНО — основные производители оригинальных и большей части элитных семян. «Современная селекционная и семеноводческая техника нужна нам как воздух, — говорит академик РАН Владимир Косолапов, возглавляющий ВНИИ кормов. — Оставшиеся кадры работают в героических условиях. Надо оснастить наши ГСУ. Чем собирать семена тех же мелкосемянных культур? Все делаем врукопашную. К сожалению, никаких дотаций, субсидий, компенсаций, кредитов мы не получаем. Если расположенная рядом иностранная фирма размножает свои семена и получает за это региональные и федеральные дотации, то наши институты не имеют статуса сельхозтоваропроизводителей и лишены этой возможности. Нет правовой основы для того, чтобы получить финансирование от региональных властей. ВНИИ кормов находится в Московской области. Я приезжал в министерство сельского хозяйства региона, предложив много разработок, которые можно внедрить. Получил ответ, что как федеральному учреждению нам не могут помочь. Надо снять эти «шлюзы», приравняв к сельхозпроизводителям и убрав нестыковки в законодательной базе».

Сергей Сирота из ВНИИ селекции и семеноводства овощных культур добавляет:«Не решая вопрос финансирования, мы не решаем вопрос технического обеспечения». Несколько лет назад институту удалось приобрести дорогой завод по доработке семян и испытательную лабораторию качества семян. Но амортизационные отчисления съедают львиную долю и без того дефицитных денежных средств.

Реализация востребованных семян зерновых помогает Краснодарскому НИИСХ привлечь денежные средства на модернизацию технического оснащения. Проблема в другом — в отсутствии специфических машин, необходимых для отдельных работ на мелких делянках, о чем упоминает академик РАН Людмила Беспалова:«У нас есть хорошие сортировальные машины ВИМ, которые со временем вытеснили импортные, есть техника Wintersteiger. Но мы до сих пор жнем серпами примерно 30 тысяч снопов в год. С рабочей силой очень трудно».

Надо отдать должное, госодарство начинает обращать внимание на проблемы селекционеров и семеноводов. «Дайте техническое задание по малогабаритной семяочистительной технике в Госсорткомиссию», — отвечает директор Департамента научно-технологической политики и образования Минсельхоза Виталий Волощенко. По его мнению, подобные вопросы ведомства должны обсуждать между собой на уровне первых лиц Минсельхоза, Минпромторга и ФАНО (последнее и должно предоставить заявки на необходимую технику). Возможно, будет подкорректирован план ее закупок на 2017–2020 гг. (табл. 1). В Депнаучтехполитики определили также, какую выгоду может дать локализация производства селекционной техники.

Что касается машиностроителей, то они давно находятся в положении низкого старта. Директор Федерального научного агроинженерного центра ВИМ академик РАН Андрей Измайлов подчеркнул, что созданный в октябре 2016 г. года ФНАЦ ВИМ — это мощный центр, который может отвечать современным задачам, поставленным Правительством РФ, Минсельхозом, ФАНО. Он объединяет 3 научно-исследовательских института, 7 филиалов, машиностроительный завод, полигоны, конструкторское бюро. Возможности завода позволяют производить любую технику для селекции и семеноводства в соответствии с заказами селекционеров, сортоиспытателей и семеноводов.

Из региональных профильных предприятий аналогичные задачи выполняют Омский экспериментальный завод (Омск), НПП «Клен» (Ростов-на-Дону) и некоторые другие.  Обращаясь к селекционерам, первый заместитель министра сельского хозяйства Джамбулат Хатуов сказал: «Вам надо становиться участниками рынка с законченной продукцией в виде семян, чему способствует сбор роялти. Получая отдачу от реализации семян, можно проводить техническое переоснащение, выведение и внедрение новых сортов. Пора выходить из периода ожидания и понять, чего мы хотим».

СПРАВКА: В марте вступили в силу изменения в Правила предоставления субсидий производителям сельскохозяйственной техники в рамках постановления Правительства РФ № 1432.

Ключевые изменения коснулись размера субсидий и скидки. В частности, с 30 до 20% снижена скидка для сельхозтоваропроизводителей в Сибирском и Дальневосточном округах, а также в Республики Крым, г. Севастополе и Калининградской области. Для остальных регионов размер субсидии и скидки снижен с 25 до 15%.

Основную причину этих мер директор ассоциации «Росагромаш» Алла Елизарова видит в ограниченности бюджетных средств и возможности расширения списка участников программы — российских производителей сельхозтехники:«В 2017 году количество производителей сельхозтехники, которые реализуют свою продукцию со скидкой, вырастет до 80, а это значит, у сельхозпроизводителей появится возможность приобрести технику, которая ранее не реализовывалась по правительственной программе».

agrobezopasnost.com/30818-2/

Основа современного развития селекции и семеноводства картофеля государственно-частное партнерство!

Евгений Симаков, д. с.-х. н., зав. отделом экспериментального генофонда, руководитель селекционного центра ВНИИ картофельного хозяйства имени А.Г. Лорха

Приводится без таблиц и рисунковL

Ситуация на рынке

Подтверждением позитивных изменений в картофелеводстве России за последние 10–15 лет стали современные агропредприятия и фермерские хозяйства, которые имеют развитую материально-техническую базу не только для производства, но и для хранения – с товарной и предреализационной доработкой, включая мойку, фасовку, упаковку и маркировку. Они поставляют качественный товарный картофель в крупные торговые сети, гипер- и супермаркеты. Безусловно, этим изменениям способствовало развитие сортовых ресурсов и ускоренное продвижение в производство сортов, пользующихся повышенным спросом на рынке товарного картофеля. При этом как крупные, так и мелкие товаропроизводители получили возможность выбирать сорта и приобретать семенной материал не только на внутреннем рынке, но и непосредственно от зарубежных оригинаторов и поставщиков.

В сложной конкурентной среде между иностранными поставщиками и отечественными производителями семенного картофеля преимущество оказалось явно на стороне первых, так как они обеспечили качество, соответствующее уровню международных нормативных требований. Поскольку эффективность использования потенциала отечественных сортов снижается, необходимо создавать новые сорта и увеличивать производство сертифицированного оригинального, элитного и репродукционного семенного картофеля на основе государственно-частного партнерства федеральных и региональных научно-производственных структур.

Соотношение не в нашу пользу

В Госреестр РФ на 2016 г. было включено 410 сортов картофеля, из которых в производстве оказалось лишь 246 сортов отечественной и зарубежной селекции, или 65,2% от официально зарегистрированных. При этом всего 11 лидирующих сортов обеспечили 68,5% от всего объема семенного материала, использованного на посадку под урожай 2016 г. Среди них отечественные сорта Невский (13,1%), Удача (6,2%), Жуковский ранний (2,1%); голландские — Ред Скарлетт (18,2%), Романо (5,7%), Леди Клер (3,5%), Импала (2,6%) и немецкие — Гала (6,7%), Розара (5,0%), Зекура (2,9%), Каратоп (2,0%).

Как видим, на долю хорошо известных российских сортов приходится чуть более 20% от общего объема сертифицированных семян, что сказалось на соотношении отечественных и зарубежных сортов в производственном и торговом обороте.

Снижение доли российских сортов в целом на рынке семенного картофеля во многом обусловлено тем, что технологический уровень и техническая оснащенность большинства учреждений — оригинаторов российских сортов просто не сопоставимы с уровнем современных западноевропейских селекционно-семеноводческих центров и компаний, которые стремятся наращивать объемы поставок семенного материала на российский рынок.

Уместно отметить, что с начала 90-х годов произошла уже троекратная сортосмена европейских сортов: сначала были популярны Сантэ, Кардинал, Латона, Марфона, затем Астерикс, Бимонда, Амадеус, Укама, а сейчас Ред Скарлетт, Романо, Розара, Гала. Новые отечественные сорта, к сожалению, практически не продвигаются на поля товаропроизводителей и поэтому не могут конкурировать с зарубежными.

Запреты не помогут

Ограничение импорта или запрет на ввоз семенного картофеля зарубежных сортов не дадут должного эффекта. Одни призывы к импортозамещению и пожелания приобретать только отечественный семенной картофель здесь не помогут, даже если он более качественный и лучше приспособлен к российским условиям. Более того, ограничение импорта, а тем более полный запрет на ввоз семенного картофеля зарубежных сортов тоже не дадут должного эффекта.

Возникает непростой вопрос: что делать? Как вариант, можно предположить развитие селекции и семеноводства на тех же принципах государственного регулирования. В таком случае для коренного улучшения ситуации потребуются эффективные системные меры, направленные на модернизацию и технологическое переоснащение материально-технической базы существующих российских селекционных учреждений и «бывших» элитхозов. Кроме этого, необходимо ускоренно продвигать вновь создаваемые сорта, которые успешно прошли государственные испытания и внесены в Госреестр селекционных достижений для широкого использования в производстве. Сегодня их насчитывается около 200, но лишь не более 20 реально включены в программы семеноводства. К сожалению, производство ограничено категорией оригинальных семян, и то в незначительных объемах. А качественная элита полностью отсутствует, так как выращивать ее пока невыгодно.

Безусловно, формирование спроса на новые отечественные сорта во многом зависит от их популяризации, прежде всего со стороны самих оригинаторов. На практике же многие сорта после их внесения в Госреестр долгое время остаются малоизвестными и невостребованными из-за того, что по ним практически нет сертифицированного семенного материала для заинтересованных покупателей. При этом многие из них по своим характеристикам вполне сопоставимы с лучшими зарубежными аналогами.

Бессистемность системы

Следует признать, что ускоренное продвижение российских сортов, включающее как увеличение объемов, так и повышение качества оригинального и элитного семенного материала для поставки его сельхозпредприятиям и фермерским хозяйствам на сортообновление в рамках существующих материально-технических и финансовых возможностей оригинаторов весьма проблематично, а скорее всего маловероятно.

В отличие от большинства картофелепроизводящих стран с развитой рыночной инфраструктурой, где селекционно-семеноводческие фирмы контролируют весь процесс коммерческого использования своих сортов, в России продолжают функционировать остатки старой системы семеноводства с попытками регулирования объемов и сортимента частичным финансированием со стороны государства. Несмотря на то, что обязательными условиями участия юридических и физических лиц в системе семеноводства картофеля являются включение в Госреестр производителей семян и соблюдение законов РФ «О селекционных достижениях» и «О семеноводстве», выполнение норм патентного законодательства органами сортового и семенного контроля (ведь сертификация у нас добровольная!), отраслевым министерством не может контролироваться и на оценку уровня работы семеноводческого предприятия влияния практически не оказывает. Независимо от наличия или отсутствия лицензионного договора любое семеноводческое предприятие вправе самостоятельно определять сортимент, а исходный материал сортов приобретать не только у оригинатора, но и у аналогичного предприятия, имеющего материально-техническую базу для его сохранения и воспроизводства.

Основой обеспечения работоспособности такой «системы семеноводства», а правильнее сказать существующей бессистемности, где нет места авторскому праву, стал принцип обязательного федерального и регионального бюджетного удешевления стоимости как оригинального, так и элитного семенного картофеля.

Дальнейшее сохранение существующего порядка в использовании сортов неизбежно приводит к значительному сокращению объемов селекционной работы с картофелем в стране. Процесс же создания сорта занимает 10–12 лет. Из 60–80 тыс. первоначальных селекционных гибридов сортами становятся не более 2–3, остальные отбраковываются по результатам жесткой оценки.

Материальные затраты на создание одного сорта картофеля, по ориентировочным подсчетам ВНИИ картофельного хозяйства, в последние годы составляют в среднем 7–10 млн руб. Стоимость сортов картофеля в Голландии, к примеру, достигает 1 млн евро — из-за высокого уровня оплаты труда, использования дорогостоящего оборудования и постоянного совершенствования материально-технической базы для проведения селекционно-семеноводческих работ.

Использование импортозамещения для развития селекции и семеноводства

В связи с резко изменившейся экономической ситуацией в стране и введением санкций странами ЕС существенно обостряется проблема дальнейшего развития крупнотоварного производства картофеля при отсутствии хорошо отлаженной системы семеноводства для обеспечения сельхозпредприятий и фермерских хозяйств сертифицированным семенным материалом. В рамках импортозамещения на ближайшую перспективу потребность в элитных семенах для всех категорий хозяйств России составляет до 150 тыс. т, то есть требуется вдвое увеличить объем их производства.

Данная задача может быть решена, во-первых, только при условии развития семеноводства картофеля на основе современных технологий, а во-вторых, при наличии широкого набора сортов с оптимальными параметрами пригодности для соответствующего целевого использования. Поэтому в современной экономической ситуации более актуален другой вариант решения проблемы производства сертифицированного семенного материала востребованных сортов картофеля.

Партнерство государства и бизнеса

В силу сложившихся обстоятельств системное усовершенствование семеноводства картофеля и повышение эффективности селекционного процесса с переводом его на качественно новый инновационный уровень возможно реализовать только на основе государственного и частного партнерства.

Однако реалии таковы, что большинство селекционных учреждений, административные государственные структуры и немногие селекционно-семеноводческие предприятия, за редким исключением, практически не контактируют друг с другом и работают в автономном режиме. При этом существует острая необходимость скорейшего объединения усилий для развития современной отечественной системы селекции и семеноводства картофеля. Особенно важно то, что государство должно реально позаботиться о решении наиболее актуальных вопросов, а именно:

— структурировать производственную деятельность отрасли картофелеводства через механизм квотирования с учетом интересов как государственных, так и частных организаций и предприятий;

— усовершенствовать законодательную и нормативно-правовую базу в соответствии с требованиями рыночной экономики;

— обеспечить реальную адресную государственную поддержку отечественной селекции и семеноводства.

В отношении последнего следует подчеркнуть, что для обеспечения инвестиционной привлекательности отечественной селекции и семеноводства картофеля Постановлением Правительства РФ № 53 от 27.01.2015 г. государство планирует направить значительные средства из федерального бюджета на развитие селекционно-генетических и селекционно-семеноводческих центров при обязательном участии регионального бюджета. Исходя из сложившейся мировой практики, 2–3 крупных современных селекционно-генетических и 5–6 селекционно-семеноводческих центров по картофелю в России вполне достаточно, чтобы обеспечить сортимент, адаптивный к различным агроэкологическим условиям возделывания.

Селекционно-генетические центры

В качестве федеральных селекционно-генетических центров по картофелю (ФСГЦ) следует рассматривать государственные бюджетные научные учреждения.

Современный ФСГЦ — это комплекс зданий и сооружений, необходимых для осуществления деятельности по формированию, поддержанию, сохранению и использованию генетических ресурсов картофеля.

Основные направления деятельности ФСГЦ:

— выполнение этапов пребридинга, или предселекции, то есть скрининг и постоянное обновление генофонда;

— идентификация эффективных доноров хозяйственно ценных признаков;

— гибридизация по различным направлениям селекции;

— развитие биоинженерных технологий и «маркер опосредованной селекции» в направлении адаптивности, повышения урожайности, качества и комплексной устойчивости к биотическим и абиотическим факторам как основы при создании сортов картофеля нового поколения.

— выращивание 1-го клубневого поколения (сеянцев) из ботанических семян различных комбинаций скрещивания родительских форм в условиях защищенного грунта;

— отбор гибридов 1-ой клубневой репродукции в полевых условиях для формирования наборов новых генотипов и проведения селекционных испытаний в конкретных эколого-географических ССЦ.

При определении дееспособности ФСГЦ следует учитывать наличие существующих селекционных достижений (не менее 10 сортов в Госреестре), опыт профессиональной работы коллектива (не менее 15–20 лет) и доли сортов на рынке семенного и товарного картофеля (не менее 5%). Для выполнения этих задач селекционно-генетические центры должны быть укомплектованы современной с/х техникой и лабораторным оборудованием.

Селекционно-семеноводческие центры

Успешный опыт ведущих картофелепроизводящих стран показывает, что высококачественный семенной материал конкурентоспособных сортов производят акционерные селекционно-семеноводческие компании, обеспечивающие коммерциализацию научных разработок. Поэтому в качестве базовых селекционно-семеноводческих центров (ССЦ) по картофелю позиционируются частные с/х предприятия (компании), которые при наличии квалифицированных кадров способны проводить селекционную работу по оценке и отбору новых перспективных сортов различного целевого использования по общепринятой схеме (рис. 3). Осуществляя селекционный процесс в течение 10–12 лет, ССЦ становится основным патентообладателем вновь созданного сорта с долей участия ФСГЦ за проведение этапа пребридинга (предселекции).

Взаимодействие ФСГЦ + ССЦ

Для успешного продвижения вновь созданного сорта ССЦ вкладывают средства в строительство и оснащение лабораторных помещений и обеспечивают использование инновационных технологий на уровне меристемно-тканевых культур, клонального микроразмножения, выращивания здоровых мини-клубней и применения высокоэффективных методов диагностики фитопатогенов на всех этапах производства оригинальных семян картофеля на приобретенных или арендованных земельных участках.

Функция ФСГЦ состоит в получении исходных микрорастений на основе введения в культуру базовых клонов сортообразцов, отобранных в полевых питомниках Банка здоровых сортов картофеля (БЗСК), поддержание которого осуществляется в чистых фитосанитарных условиях посредством непрерывного многократного улучшающего отбора базовых клонов (растений) с учетом типичности, здоровья и продуктивности.

В рамках государственно-частного партнерства на условиях долгосрочного контракта ФСГЦ может обеспечивать ССЦ исходным здоровым материалом новых сортов картофеля как в виде меристемных растений, так и микро- и мини-клубней, 1-го полевого поколения и даже супер-суперэлиты.

Таким образом, при кооперации федеральных и региональных научно-производственных структур по селекции и семеноводству картофеля основным звеном создания и продвижения новых перспективных и коммерческих сортов становится региональный ССЦ, который заинтересован в успешной реализации качественного продукта (сорта) на рынке как семенного, так и товарного картофеля. Более того, центр реально может и будет осуществлять сбор роялти за использование сорта. При этом представляется хорошая возможность финансовой поддержки науки в лице ФСГЦ на договорных условиях с ССЦ в рамках реального участия в совместном создании сортов, в частности за выполнение этапа пребридинга.

Однако для успешного взаимодействия государства и бизнеса, особенно на начальном этапе, необходима государственная поддержка как ФСГЦ, так и ССЦ. Причем финансовая поддержка на реконструкцию и материально-техническое оснащение ФСГЦ должна составлять не менее 80% от затрат. Целевая поддержка ССЦ осуществляется в виде льготных долгосрочных кредитов и субсидий на компенсацию затрат по производству высококачественного семенного картофеля.

Хабаровский край: Любить – нельзя, губить – не сложно

Интервью директора Дальневосточного НИИСХ, д.-с.-х.н. Татьяны Асеевой

— В одном из докладов краевого минсельхоза говорилось: в Хабаровском крае каждый шестой житель участвует в сельскохозяйственном производстве. Выходит, мы – аграрный край? Или это деликатная шпилька в сравнении с тем, что есть и что было?

— Я как-то думала: почему нам обидно за сегодняшнее состояние сельского хозяйства? И пришла к мысли, что память возвращает нас к прошлому, и мы можем сравнивать. Не будь сравнения, мы бы думали, что так и должно быть. А когда помнишь, что в советском прошлом  было много хорошего, которое сейчас неприемлемо, то это очень огорчает.

Что было, то было

— Дальневосточному научно-исследовательскому институту сельского хозяйства уже 81 год. Как он выживал в эти трудные времена?

— ДальНИИСХ образован в 1935 году. А я пришла сюда работать в 1982-м и застала расцвет, когда к науке было хорошее отношение. Институт хорошо финансировали, поставляли технику, выросла зарплата. Собрался молодой, амбициозный коллектив энтузиастов, которые рвались работать. Бурлила аспирантура. На полях работало много людей. А 1990 год, когда перестали платить зарплату, разделил нашу жизнь надвое – до и после. Наступили очень сложные времена, наверно, как и вся страна, мы занимались всем, чтобы выжить. И выжили. Коллектив остался достаточно большой и деятельный. У нас сейчас работает одиннадцать отделов и лабораторий. Занимаемся зерновыми, соей, картофелем, овощами, саженцами и другими культурами.

— Насколько помню, раньше у ДальНИИСХа были филиалы, отделения, опытно-производственные хозяйства в краях и областях. А сейчас в каждом регионе Дальнего Востока свой НИИ сельского хозяйства, так?

— Да, все бывшие подразделения ДальНИИСХа обрели самостоятельность. Это теперь научные институты сельского хозяйства – в Приморье, Амурской области, на Сахалине, на Камчатке, в Якутии. Причем в Якутии, помимо федерального, есть еще и свое республиканское финансирование, и они хорошо развиваются. И у них есть чему поучиться. Представьте, якуты, помимо прочего, занимаются селекцией… зерновых культур! Значит, хватает средств не только на актуальные темы, но и на перспективные. Они смотрят далеко вперед: а что если климат поменяется так, что Якутия станет хлебной житницей?! Статус нашего института теперь только в рамках Хабаровского края.

— А у нас в крае регионального финансирования ДальНИИСХа никогда не было?

— Как такового регионального устойчивого финансирования не было. Но если помните, раньше выделялись деньги на научно-техническую деятельность. Сейчас и их нет. Последние годы у нас нет научно-технологического сотрудничества с министерством сельского хозяйства края. В прошлом году мы еще доделали работы по системе земледелия в рамках старого заказа, и на этом всё.

— А почему у нас в крае сельскохозяйственная наука и сельхозпроизводство по разные стороны? В чем дело?

— Мне видится: в недопонимании важности сельского хозяйства. Наш президент сказал: оно должно развиваться для обеспечения продовольственной безопасности страны. Да, есть военная безопасность и есть продовольственная. Если их положить на весы, то еще неизвестно, что перетянет. Мы забыли годы перестройки. Сейчас показывают кадры пустых прилавков в магазинах тех лет, и думаешь: неужели так было? Поэтому я думаю, что причина в недопонимании проблемы обеспечения населения собственными продуктами питания. Не привозными! Своими! Наша территория способна производить всё! Почему следует завозить продукты откуда-то, поддерживая тем самым их экономику? Мы ведь всё имели в своем крае. Я думаю, придет время, когда эта ситуация будет переоценена.

Китайский аспект

— Вы нынче какую проблему преодолели с китайскими гостями?

— Мы подписали соглашение с Академией наук провинции Хэйлунцзян о совместном сотрудничестве. Это даст объединение знаний.

В свое время институт выводил оригинальные сорта и передавал их на размножение в опытно-производственное хозяйство (ОПХ) «Восточное». Сейчас ОПХ нет, их обанкротили. Сейчас в крае нет ни одного семеноводческого хозяйства. Эту роль возложили на институт. А он не может  с этим справиться, так как нет материально-технической базы.  Одна из задач, которую мы обговорили с китайскими коллегами, в том, чтобы создать у нас семеноводческий центр по производству семян картофеля. Потому что на Дальнем Востоке вообще не производятся семена картофеля в больших объемах. Мы их производим в объеме небольшого обеспечения дачников и огородников.  А потребность в семенном  картофеле растет. Семена завозятся в край и голландские, и немецкие, и неизвестно какие… Но это опять же вопрос продовольственной безопасности. Его мы и хотим решить через сотрудничество с китайскими коллегами в рамках инновационно-исследовательского сельскохозяйственного центра.

Вторая задача. В Академию наук провинции Хэйлунцзян входит  институт микробиологии, с которым будут совместные исследования по некоторым аспектам технологии возделывания сои. Потенциальная урожайность наших сортов сои очень высокая. Наш новый сорт сои «батя»  дал в опытах по 55 центнеров с гектара.  А в производстве некоторые наши хозяйственники получили по 25-30 центнеров. Это высокий урожай. Но потенциал-то не реализовался. Кто-то удобрений дал меньше нормы, кто-то не обработал гербицидами и т.д. А задача ученых – дать сорт и полную технологию, которая позволила бы получить урожайность в 80 процентов от потенциала в разных условиях. И здесь большая роль отводится микробиологии.

— В советское время были разработаны технологии возделывания каждой культуры. Они уже не нужны?

— Набор технологий остался прежним – сроки посева, внесения удобрений, применения гербицидов, уборки… Но для каждого сорта есть особенности. Вот пример. По старой технологии норма высева семян сои 100-110 килограммов на гектар. По сорту «батя» мы рекомендуем сеять 60-80 килограммов. Раньше рекомендовали гряды в 140 сантиметров (это разработка института),  сейчас рассматриваем посев сои на гребне шириной в 70 сантиметров. То есть в зависимости от сорта вносится индивидуальная корректировка в существующие технологии.

— Закончим китайскую тему вопросом: а что они хотят от нас получить?

— Президент Академии сельскохозяйственных и лесных наук провинции Большого Хингана сказал, что вся их селекция картофеля держится на российских (хабаровских) сортах. В свое время китайцы взяли у нас сорта, которые сейчас служат им основой. Потому что тогда наша селекция хорошо развивалась и были выведены прекрасные сорта. Их интересует наш селекционный материал.

Раньше в Китае стояла задача накормить население. Сейчас они хотят кушать вкусно. А наша селекция всегда была направлена на улучшение качества и картофеля, и овощей – всего. Наш селекционный материал имеет все  свойства, которые интересуют китайцев. Но мы предлагаем создавать в нашем крае совместные сорта, здесь развивать семеноводство, чтобы мы тоже могли решить тем самым свои проблемы.

Мы показали китайцам свои зерновые поля, а у них вопрос: занимается ли институт озимой пшеницей? Они предположили, что здесь она будет очень хорошо расти. У Китая большая потребность в пшенице. И мне кажется, в таком обоюдном подходе есть резон. Мы провели экологические испытания российских сортов пшеницы и при соблюдении технологии получили по 58 центнеров с гектара. Хотя когда-то институт изучал озимые культуры и пришел к выводу, что у нас в крае они не растут. Но с того времени прошло тридцать лет. Все поменялось. Появились другие сорта. Мягче стал климат. То есть изменились условия, и надо снова заниматься этой проблемой.

Какое семя, такое и племя

— Сорт сои «батя» получил серебряную медаль на Всероссийской агропромышленной выставке «Золотая осень». А приморчане там же получили медаль за сорт сои «муссон». Получается, каждая территория выводит свои сорта?

— Зачем на Дальнем Востоке столько НИИ сельского хозяйства? А затем, что здесь огромные территории и они абсолютно разные. Мы изучали картофель приморской селекции и весь выбраковали. Мы завезли двенадцать сортов картофеля с Камчатки, и через три года ни одного не сохранилось. Условия настолько разные, что там он процветает, а у нас нет. И особенно это касается сои.  Приморская соя у нас не вызревает. Амурская соя снижает урожайность.  Поэтому мы и создаем каждый своё. Сейчас селекцией сои занимаются Белгородская область, Ставрополье, но их сорта для нас абсолютно непригодны.

Точно так же с зерновыми. На Дальнем Востоке селекцией овса, к примеру, занимается только наш институт. И мы обеспечиваем им и Приморье, и ЕАО, и Амурскую область. Она берет наши сорта пшеницы.

— А хабаровчане где берут семена?

— У нас в институте частично.

— Тогда почему, к примеру, ООО «Даниловка» заключает договор с Тюменской областью на покупку семян пшеницы, овса?

— «Даниловка» заказала семена там, а посеяла купленные у нас пшеницу и овес, потому что тюменские семена очень поздно пришли. Во-вторых, поскольку в институте объемы производства семян небольшие, то их себестоимость действительно выше, чем, например, в Сибири. Да, мы производим небольшое количество семян, полностью ими край не обеспечиваем. Лет десять назад была идея при ДальНИИСХе создать краевой семенной страховой фонд и для его обеспечения построить семеноводческий завод. Но время шло,  цена завода от восьми дошла до ста миллионов рублей. Идея зависла.

— А как же в Приморье: пять хозяйств занимаются семеноводством картофеля и полностью закрывают потребность.

 — Да, семеноводство есть в Приморье, в Амурской области и в других регионах.

— А почему в Хабаровском крае его вообще нет? Всем нужны хорошие семена, а не мусор с чужих прилавков.

— Ответ на этот вопрос не в моей компетенции. Сейчас и хозяйств больших нет. Где «Заря», «Лермонтовское» и все остальные? Есть фермерское хозяйство Горюнова в Хабаровском районе. В этом году мы заключили с ним договор и передали семена на размножение. Не в большом объеме, поскольку нет базы.

— То есть недооценка только одного направления – семеноводства — уже чревата потерями. 

— Рынок предлагает низкие семенные качества, часто не соответствующие заявленным сортам, особенно овощных культур, с чем чаще всего сталкиваются дачники и огородники. Фермеров мы в большинстве обеспечиваем семенами, но опять же семенами зерновых культур  и сои по их небольшой потребности, в очень небольшом количестве семенами картофеля. Остальное они приобретают где-то.

— Есть такие данные: элитных семян в нашем крае в общем объеме растениеводства всего в пределах семи процентов, что это означает?

— Элитных семян должно быть не менее 15 процентов от посевной площади. А семь процентов говорит о том, что качество семян все ниже и ниже. Урожай снижается значительно со снижением уровня  репродукции: суперэлита, элита, первая репродукция, вторая, третья, четвертая и далее массовая. У нас в крае очень много высевается семян именно массовой репродукции. Бросовые семена сеем, и как бы посевы ни обрабатывали, как бы их ни кормили, а большого урожая, извините, не будет. Вся технология возделывания любой культуры разбита на приемы, где от каждого зависит определенный объем урожая. Первой среди приемов стоит репродукция. Если она низкая, значит, недополучите четверть урожая. И эту потерю никак не восполнить.

Осознание на уровне президента

— А былая закупка голландских картофельных комплексов с элитными семенами была правильным решением или ошибкой?

— Это полностью разрушило нашу собственную систему семеноводства картофеля. Полностью! Эту ошибку осознали, но только сейчас.

— На каком уровне осознали?

— На уровне государственной власти. Президент поставил задачу: обеспечить страну собственными сортами и семенами. Потеряв свое, мы стали зависимы от иностранных поставщиков. А они не стали нам много чего поставлять! Сначала голландцы поставляли качественные семена картофеля, а потом стало приходить просто дерьмо.

— Значит, на уровне президента осознали. А как осознать на краевом уровне?

— Край сделал ставку на фермерство, хотя основная роль в обеспечении сельхозпродукцией всегда была возложена на крупные хозяйства.  А сейчас  их нет. Вокруг крупных хозяйств должны формироваться и фермеры, и подворья. Им так было бы легче выживать. Разве может фермер купить комбайн на сотню гектаров? Нет. Тогда чем убирать зерновые, сою? А крупное предприятие могло бы в этом плане кооперироваться с мелкими хозяйствами. Разбив землю на лоскуты,  край лишился возможности обеспечения новыми технологиями, техникой, семенами и т. д.

— Вы стесняетесь дать оценку. А я скажу: после Алексея Клементьевича Черного отношение к сельскому хозяйству  в крае опустилось донельзя.

— Я соглашусь. Тогда был его расцвет. Но иначе не могло быть: советское время, четкие команды — их выполняли.

— Извините, Якутия сейчас безо всяких команд имеет в пределах 90 тысяч коров, а Хабаровский край – 16. Почему?

— Сейчас ссылаются на экстремальные условия, на рискованную зону. Да, это у нас есть. И было всегда. Но в таких же экстремальных условиях держали гораздо больше скота, было больше пашни.  А сейчас якобы ничто не растет. Якобы надо менять наш скот – он непригоден давать большие удои. Хотя завозной скот дает меньше молока, чем в свое время давало наше поголовье. Наверно, мы перешагнули ту грань, когда к исходному вернуться невозможно.

Что изменить, чтобы в крае начался рост этой отрасли? Все надо менять! В первую очередь, у нас нет стратегии по отрасли, нет плана развития. К чему мы идем? Нет плановых цифр, которые надо достичь.

Сейчас создаются кооперативы. Это нужно. Это правильно. Пока фермер не  уверен, что его продукция будет куплена, развития фермерства не будет. Создали краевой сельскохозяйственный фонд, мотивируя тем, что будет больше внимания кооперации, переработке… Но этого пока нет. А поскольку стратегии нет, те же фермеры не имеют понятия, что завтра и в каких объемах будет востребовано. Да, есть рынки, ярмарки выходного дня. Это вариант, но не решение проблемы даже для фермеров.

Сами с усами

— Кстати, о фермерах. Мы часто слышим, что существует чуть ли не тридцать видов их поддержки.

— В Амурской области, в Приморье власть дает финансовую поддержку фермерам из региональных бюджетов. А минсельхоз нашего края ссылается только на поддержку из федеральных источников. Хотя региональную поддержку не запретил никто. А про тридцать видов… Она расписана в бумагах. Но попробуй получи! В прошлом году большинство ее не получили. Слишком много там условностей.

— Вы говорите о том, что диктует федеральный центр?

— Нет, это диктует наш минсельхоз.

— Вы говорите о том, что в прошлом году краевой минсельхоз не израсходовал на поддержку сельхозтоваропроизводителей 160 миллионов рублей и вернул их федеральному центру?

— Да, было решено вернуть их в федеральный бюджет.

 — Может быть, есть смысл вашему общественному совету вместе с минсельхозом выйти на наших депутатов в Госдуме, чтобы они будировали такие проблемы на федеральном уровне?

— Такой мысли не возникало. Хотя вопросов много. По той же федеральной поддержке: год за годом условий все больше, а шансов получить поддержку все меньше.

— А в рамках президентского внимания к Дальнему Востоку нельзя ли заострить вопрос, что и сельское хозяйство здесь особенное, что ему надо бы дать больше шансов?

— Сейчас просто деньги никому не дают – финансирование идет только в рамках программ, которых много. И задача каждого региона — насколько хватает ума войти в нужные ему программы. К сожалению, наш край фактически ни в одной программе Минсельхоза страны не принимает участия.

В свое время был научно-технический совет при минсельхозе края, где обсуждали вопросы, принимали решения. В бытность последних двух министров совет успешно похоронили. На том совете мы решали, какие важны вопросы, и мы же разрабатывали краевые программы для участия в федеральных. Сейчас, возможно, кто-то и разрабатывает программы. Но ни общественный совет при минсельхозе, ни ДальНИИСХ об этом не знает. Нас не привлекают к такой работе. Хотя мы говорили об этом министру.

ДальНИИСХ был создан в 1935 году. Вспомните, какое это было время? Но страна создавала такие институты, чтобы обеспечивать сельское хозяйство знаниями. Сеть опытных сельскохозяйственных станций охватывала все до Чукотки. За эти годы накоплены огромный опыт и знания. А теперь мы столкнулись с тем, что это не востребовано. Потому что те, кто должен бы их востребовать, далеки от сельского хозяйства. Их уровень компетенции, возможно, в других сферах и высок, но не в сфере сельского хозяйства. Наш министр говорит: сельское хозяйство – это бизнес. Нет, сельское хозяйство – это не только бизнес, вторая его половина – социальная. Оно создает условия для жизни людей в сельской местности.

— Вы совершенно правы! Не может Хабаровский край состоять только из двух городов – Хабаровска и Комсомольска. Край – это еще и деревни, где живет четвертая часть населения. Если это осмыслить, то…

— …то и отношение к сельскому хозяйству изменится. Оно очень наукоёмкое. Легкомысленный взгляд: да что там такого научного? Всё! Начиная с зернышка. А с какими новейшими и насыщенными технологиями мы сейчас сталкиваемся?! И это надо понимать, чтобы не отставать в этой сфере.

Мы не враги

— Чтобы понимать, надо, наверно, изначально увидеть. Ваш институт избалован вниманием, визитами краевых персон?

— Да что институт! В прошлом году не было ни одного выезда на поля, как вы говорите, краевых персон. В этом – тоже. Представьте: в крае идут полевые работы, но они никого не интересуют! Информация по телефону. А как на самом деле? Аграрники должны видеть, что о них помнят. Хотя бы участие будет проявлено. А институт… На наших полях никто из министерства сельского хозяйства ни разу не был со времени ухода на пенсию Николая Васильевича Кологорова. А после него уже три министра сменилось. И вот только на днях после открытия российско-китайского центра я убедила двух представителей минсельхоза посмотреть наши поля.

Показала им наши 3,5 тысячи делянок ручного посева пшеницы. Столько же овса. Чуть меньше ячменя и новой культуры – тритикале. Мы это делаем, чтобы обеспечить наш край теми интенсивными сортами, которые будут здесь хорошо расти и давать высокий урожай. Замминистра сказал: «Теперь я вижу, какая это огромная работа». Ну, это еще цветочки! Когда начнется гибридизация, сотрудники будут вручную опылять каждый колосок, а вокруг рой мошки, жара, а им нельзя пошевелиться, чтобы не случилось переопыления, а потом изолировать каждый опыленный колосок. А потом из урожая отобрать лучшее. И опять сеять на следующий год. Создать сорт — это немыслимо кропотливая работа! А поддержки – даже моральной – нет.

— Сколько лет уходит на выведение сорта?

— До 14 лет. И это процесс постоянный. Когда-то начали его, а теперь пришло время выдавать новые сорта.

— Генетически модифицированные сорта быстрее получаются?

— Да, там селекция ускоряется. Но у нас законом запрещено заниматься такой селекцией. И условий нет. И это правильно. Китайские коллеги нынче говорили, что у них тоже стали запрещать. Столкнулись со многими проблемами. У них разрешено выращивать только генномодифицированный хлопок.  Наука мира разделилась на две половины: с ГМО ничего страшного – с ГМО страшно. Это опасно даже для самой природы. Потому что даже вся растительность рядом с ГМО-полями тоже перерождается. Нам это надо? Ведь уже многие государства себя в этом плане оберегают. Не зря же китайцы стали покупать у нас продукты. А нынче сказали: у вас такое вкусное молоко! Это господин консул так выразился. Мне это приятно слышать.

— Говорят,  общественный совет при минсельхозе, председателем которого вы являетесь, всегда проходит очень бурно.

— Не бурно, а активно. Там все опытные специалисты. Там рассматриваются вопросы, которые волнуют аграриев.  Мы же не враги министерству. Мы нацелены на то, чтобы сельское хозяйство края развивалось. И деятельность общественного совета надо воспринимать только с этой стороны. Мы готовы поддержать любую деятельность министерства, направленную на созидание. Хотя иногда министерство считает, что может обойтись и без нашей поддержки. Так сложилось. Это печально. Но, думаю, со временем это пройдет. Мы упремся когда-нибудь в стену, и придется возвращаться назад.

www.nsss-russia.ru

Россия и Китай подписали соглашение о научно-техническом сотрудничестве в АПК

Дальневосточный научно-исследовательский институт сельского хозяйства и Хэйлунцзяская академия сельскохозяйственных наук договорились о научно-техническом сотрудничестве. Соответствующее соглашение подписали в г. Харбине (КНР) руководители научных организаций – Татьяна Асеева и Ли Вэньхуа.

Документ подписан в рамках соглашения между правительствами Российской Федерации и Китайской Народной Республики о прямых производственных и научно-технических связях объединений, предприятий и организаций России и КНР в целях повышения эффективности селекционной деятельности.

Реализация соглашения будет включать в себя работу по следующим направлениям:

— проведение совместных исследований, в том числе в рамках программы «Совместная лаборатория по научно-техническому сотрудничеству в области сельского хозяйства между Китаем, странами СНГ и Центрально-Восточной Европы». В том числе, включая исследования по селекции сельхозкультур;

— проведение двусторонних семинаров и симпозиумов, конференций по темам, представляющим взаимный интерес;

— обмен научно-технической информацией, результатами научных исследований; — обмен генетическими ресурсами растений.

http://fano.gov.ru/ru/press-center/card/?id_4=38288

В Ульяновской области разрабатывают региональный закон о семеноводстве

Правительство региона решило возродить некогда существовавшую систему семеноводства

Директор департамента растениеводства Минсельхоза региона Ольга Лащенкова отметила, что в настоящее время семеноводство в Ульяновской области переживает сложные времена. Более половины всех посевов проводится семенами массовых репродукций без определения сорта. В минувшем году в общей доле посевов зерновых и зернобобовых культур элитные посевы составляли 6,7%, тогда как рекомендуемая доля должна составлять не менее 15%.

Правительство региона ставит задачу возродить некогда существовавшую в нашей области систему семеноводства. Речь идёт о программно-целевом планировании и последовательном производстве оригинальных и элитных семян. С этой целью специалисты минсельхоза приступили к разработке регионального закона  «О некоторых мерах по развитию семеноводства в Ульяновской области». Он будет предусматривать доведение в ближайшие 2-3 года площади элитных посевов до рекомендуемого норматива.Такой шаг позволит увеличить объёмы производимого зерна ежегодно более чем на 100 тысяч тонн. При этом намечено внедрить в сельскохозяйственное производство ограничения  на использование семян 3-й и 4-й репродукций при возделывании зерновых и зернобобовых культур. Планируется, что сортообновление семенами элиты по таким культурам в хозяйствах региона будет проводиться не менее одного раза в 2 года.

В Ульяновской области аккредитовано полтора десятка семеноводческих хозяйств, имеющих сертификаты на производство семенного материала. Это прежде всего Ульяновский НИИ сельского хозяйства, учёные которого ведут селекцию и первичное семеноводство зерновых и зернобобовых культур, производство элиты и суперэлиты. Заняты производством широкого спектра семян элиты и суперэлиты сельхозкультур агрофирма «Приволжье» Старомайнского района, агрофирма «Тетюшское» и ООО «Хлебороб» – Ульяновского.

По словам Ольги Лащенковой, помимо уже существующих нормативных актов, подготовлен проект приказа, утверждающий ставки субсидий. Как только он вступит в действие, семеноводческие хозяйства станут получать поддержку в размере до 50% от стоимости приобретаемой ими сельхозтехники, предназначенной для обработки семян зерновых и зернобобовых культур. И тогда планируемый на 2017 год валовой сбор зерна в объёме 1,1 миллиона тонн, станет реальностью.

www.nsss-russia.ru

В Липецкой области планируют построить завод по выращиванию гибридных сортов кукурузы

В Липецкой области может появится завод по выращиванию гибридных сортов кукурузы. Об этом стало известно на форуме аграриев «День поля». В Липецк приехали агрономы со всего ЦФО, а также ряд иностранных делегаций. В пленарном заседании участие принял глава региона Олег Королёв.

С представителями передовых сельскохозяйственных компаний и научного сообщества он обсудил перспективы развития сельского хозяйства в регионе. Так, например, сербы заинтересованы в строительстве нового предприятия по производству семян кукурузы, адаптированных для средней полосы.

Богдан Игича, статс-секретарь министра сельского хозяйства республики Сербии: «Здесь важна наука, чтобы мы могли создать и применить оптимальные гибриды семян кукурузы и других растений на территории РФ».

kvedomosti.ru/news/v-lipeckoj-oblasti-planiruyut-postroit-zavod-po-vyrashhivaniyu-gibridnyx-sortov-kukuruzy.html

Ежегодное совещание OECD в Праге

С 26 июня 20017 года в Праге, Чехия, проходит ежегодное совещание Организации экономического сотрудничества и развития (OECD). Организаторы встречи – Министерство сельского хозяйства и Главный институт надзора и испытаний Чешской Республики.

В совещании принимает участие Малько Александр Михайлович, директор ФГБУ «Россельхозцентр» — национального управляющего органа по обеспечению участия представителей Российской Федерации в Кодексах (схемах) OECD по семенам. В ходе ежегодного совещания пройдет встреча Технической Рабочей группы по Семенным Схемам (Кодексам), обсуждение работы Секретариата и отчеты по бюджету Схем OECD, обсуждение вопросов, касающихся членства в Схемах и выборов нового вице – председателя, а также запланированы темы для специализированных рабочих групп:

— маркировка партий семян – информация на этикетке;

— смесь сортов в партиях семян одного вида;

— роль биохимических и молекулярных технологий в описании сортов;

— обновление номенклатуры видов семян;

— рассмотрение предложений по максимальной массе партий и пространственной изоляции  видов;

— стандарт чистоты видов;

— принятие новых видов в схемы OECD, и пр.

 Совещание, на котором определится дата и место встречи — 2018, закончит свою работу 30 июня.

https://www.rosselhoscenter.com/index.php/obuchenie-i-soveshchaniya/9764-ezhegodnoe-soveshchanie-oecd-v-prage

Подготовка проекта совместного плана германо-российского сотрудничества в области селекции растений и семеноводства

Обсуждена представителями профильных ведомств и отраслевых союзов двух стран

29 июня 2017 года в Праге в кулуарах встречи Технической Рабочей группы по Семенным Схемам (Кодексам) Организации экономического сотрудничества и развития (OECD),  по инициативе немецкой стороны, состоялось обсуждение перспектив дальнейшего сотрудничества Германии и России  в   области  селекции  растений  и  семеноводства.

В обсуждении приняли участие:

— А.М. Малько, директор ФГБУ «Россельхозцентр» — национального управляющего органа по обеспечению участия представителей Российской Федерации в Кодексах (схемах) OECD по семенам, заместитель Председателя Совета Национального союза селекционеров и семеноводов (НССиС);

— Херманн Фройнденштайн – начальник Международного Департамента Федерального Ведомства по охране сортов (Bundessortenamt);

— С.В. Платонов, политический координатор Федерального союза селекционеров Германии (BDP) в Российской Федерации.

Участники встречи поддержали обоюдную инициативу отраслевых союзов двух стран по разработке совместного плана, предусматривающего, прежде всего, изучение и возможное использование положительного немецкого опыта в законодательном и нормативно-правовом регулировании селекции и семеноводства, а также осуществление ряда взаимовыгодных совместных проектов по выведению новых сортов, производства качественных семян и торговли ими.

Было решено, что проект соответствующего совместного плана будет подготовлен заинтересованными отраслевыми союзами и представлен на рассмотрение профильных министерств и ведомств двух стран.

А.М. Малько предложил информировать об инициативе отраслевых союзов Первого заместителя Министра сельского хозяйства Д.Х. Хатуова в ходе Всероссийского Дня поля в Казани (05 – 07 июля 2017 г.) и обсудить данный вопрос на  расширенном заседании Совета НССиС, которое состоится 6 июля.

Херманн Фройденштайн выразил желание ознакомиться с текстом проекта закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О семеноводстве» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации». Такая возможность была оперативно предоставлена путем направления ссылки на официальный сайт для размещения информации о подготовке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения.

www.bdp-rus.de/novosti/news-single-view/news/podgotovka-proekta-sovmestnogo-plana-sotrudnichestva/