Обзор СМИ

Утверждена Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы

 Минсельхозом России разработана Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы (далее – ФНТП).  Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев 25 августа 2017 года утвердил соответствующий документ. Программа носит межведомственный характер взаимодействия, что позволяет комплексно поддерживать ее реализацию по соответствующим мероприятиям.

 К основным приоритетам ФНТП относится формирование условий для развития научной, научно-технической деятельности и получение результатов, необходимых для создания технологий, продукции, товаров и оказания услуг, обеспечивающих независимость и конкурентоспособность отечественного агропромышленного комплекса.

 Документом предусматривается увеличение высокотехнологичных рабочих мест на предприятиях АПК, формирование образовательных программ по новым направлениям подготовки и специальностям, привлечение серьёзных инвестиций в отечественные инновационные разработки, увеличение объемов производства отечественной конкурентоспособной продукции.

 Внедрение в промышленный оборот отечественных технологий позволит к 2025 году снизить риски в сфере продовольственной безопасности за счет уменьшения доли продукции, произведенной по зарубежным технологиям из импортных семян и племенного материала.

Уже сегодня советом по реализации программы определены 3 первоочередных вида сельхозпродукции, по которым планируется формирование отдельных подпрограмм: селекция и семеноводство картофеля, селекция и семеноводство сахарной свеклы и создание мясных кроссов бройлерного типа.

 Достижение поставленных программой целей будет осуществляться путем скоординированного выполнения комплекса взаимосвязанных по срокам, ресурсам, исполнителям и результатам мероприятий, объединенных в комплексные научно-технические проекты. Такие проекты буду включать мероприятия, направленные на создание научных и (или) научно-технических результатов и продукции, их передачу и практическое использование.

 Программа предусматривает формирование мер стимулирующего характера для ее участников, что будет способствовать постепенному переходу сельскохозяйственных товаропроизводителей на использование отечественных технологий и продукции.

 Справочно: Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы разрабатывается согласно исполнению Указа Президента России от 21 июля 2016 года №350 «О мерах по реализации государственной научно-технической политики в интересах развития сельского хозяйства». К участию в разработке привлечены Минсельхоз России, Минобрнауки России, Минпромторг России, Минкомсвязи России, Минэкономразвития России, Минфин России, ФАНО России и РАН с участием органов государственной власти субъектов Российской Федерации, ведущих научных и образовательных организаций, фондов поддержки научной, научно-технической, инновационной деятельности, других институтов развития, организаций агропромышленного комплекса и отраслевых союзов (ассоциаций).

http://mcx.ru/press-service/news/utverzhdena-federalnaya-nauchno-tekhnicheskaya-programma-razvitiya-selskogo-khozyaystva-na-2017-2025/

Планы по имортозамещению терпят крах?

На фоне взятого курса на импортозамещение импорт продуктов питания в страну продолжает расти

 Импорт в Россию снова превысил экспорт, как показывает статистика первого полугодия. Если касательно одежды, оборудования, техники этот факт не вызывает удивления, то в том, почему на фоне активного импортозамещения соотечественники снова переключились на импортное продовольствие, предстоит еще разобраться.

Чем живет российский гражданин

Всего за 6 месяцев Россия потратила почти 11 млрд. долларов на импортные продовольственные товары. Особенно интересной эта цифра кажется на фоне непрекращающихся заявлений Минсельхоза о том, что вот еще парочка лет, и мы утонем в продуктах отечественного производства. Реальность же со ссылкой на данные Федеральной таможенной службы показывает совсем иную картину:

— поставки растительного масла выросли в 6,5 раз;

— картофеля — в 2 раза;

— капусты, кукурузы, винограда — примерно в 1,5 раза.

Снова выросли объемы поставляемой птицы (15%) и рыбы (15,8%), масла сливочного и какао-бобов (по 27%), сухое молоко, сгущённое и томаты (по 9%). Особенно парадоксально, что ввоз зерновых культур вырос на 35%, это при том, что именно на зерно делает ставку Минсельхоз в плане экспорта.

 Едва российский рубль укрепил свои позиции, граждане снова начали потреблять пусть более дорогие, но зарубежные продукты. Почему люди готовы переплачивать за импортные товары? И где же хваленое импортозамещение?

Работает ли импортозамещение в России

Хотя правительство по-прежнему продолжает тратить миллиарды рублей на план-кампанию по замещению импорта, следует признаться, что он давно провалился. В большей степени это связано с тем, что отечественная продукция абсолютно не соответствует требованиям качества. Россельхознадзор, Росконтроль регулярно дают информацию о «поддельных» продуктах питания. Почти все российские сыры являются ненастоящими, изготовленными из растительных жиров, в колбасе содержится только крахмал, соя и целлюлоза. И как бы Минсельхоз ни пытался опровергнуть эти отчеты, потребителя не обманешь.

 Винить в данной ситуации надо чиновников, творящих отечественное законодательство. Александр Борисов, глава «Росконтроля», не единожды сталкивался с жалобами потребителей на некачественный товар. Наши суды таковы, что даже если человек в банке сгущенки нашел мертвую мышь, он получит бюрократическую волокиту и пару тысяч рублей компенсации. А недобросовестный производитель – ровным счетом ничего. ФАС попыталась было выйти с инициативой штрафовать за подобные вещи в размере 2% от всего оборота, но правительство законопроект не поддержало.

 Таким образом, государство само заведомо разрешает производителям изготавливать фальсификат и потчевать им население, зная о своей полной безнаказанности.

 В Европе или Америке, где за малейшую жалобу производители выплачивают миллионные штрафы, и качество продуктов находится на соответствующем уровне.

Дорого, но качественно ли?

Сразу после введения санкций российские предприниматели получили указание – максимально заполнить полки магазинов товарами, не доводя до дефицита. Глава Минсельхоза получил одобрение на открытие государственной программы по субсидированию и льготному кредитованию производителей. Десятки миллиардов рублей были вложены в сельское хозяйство, комбинаты и прочие предприятия, после чего производство застопорилось. Ведь чтобы увеличить производственные мощности или, тем более, открыть новое предприятие, в России нужны колоссальные средства. Нужна земля, деньги на строительство цехов, на закупку оборудования, техники, на зарплату персоналу. Если бы в нашей стране, как в Европе, сельхозпроизводители брали кредит под 1-3%, а не под 15-16%, то затраты эти были бы окупаемыми. Сейчас же предприятиям приходится эти банковские проценты закладывать в стоимость готовой продукции, что сразу делает ее неконкурентоспособной.

 Кроме того, большие объемы поставок по определению удешевляют продукцию, позволяя экономить даже на транспортных расходах. Поэтому крупные поставщики, которые еще и предлагают оплату закупленной партии в рассрочку, намного выгоднее, чем отдельные мелкие российские предприятия с большими ценами и низким качеством. Вклиниться в эту отработанную систему частному предпринимателю, фермерскому хозяйству или даже относительно большому производству достаточно сложно. Действительно заняться импортозамещением могут только очень большие производственные комплексы, которые в состоянии с минимумом собственных затрат производить большие объемы какого-либо вида продукта с конкурентной ценой.

Будет ли лучше?

Гульназ Кадырова, замглавы Минпромторга, вынуждена была признать, что программа по грамотной замене импортных товаров отечественными не дала положительных результатов. Реально снизить зависимость страны от зарубежной продукции можно лишь после существенного наращивания производственных мощностей, обеспечения предприятий квалифицированными кадрами и техникой и «удешевлением» кредитов. А еще производителям необходимо топливо по адекватной цене для сельскохозяйственной техники, работающей на наших необъятных просторах. То есть, речь идет не о паре лет, а о десятилетиях.

 С Кадыровой соглашаются и банковские аналитики, которые размещают в открытом доступе информацию о том, что ежегодно рост сельскохозяйственного сектора составляет не более 3%. Примеры новых фермерств в Краснодарском крае и Сочи – не показатель, пара хозяйств не в силах изменить ситуацию во всей стране.

 Таким образом, пока можно однозначно отметить следующее – вся программа импортозамещения выглядит обычным представлением для широкой публики, чтобы продемонстрировать бурную деятельность государства. Программа пока серьезно пробуксовывает, что будет с ней в дальнейшем, покажет время.

www.agropages.ru/page/13528.shtml

НАПСКИП провела день поля в Усть-Лабинском районе Кубани

Чего ждать от краснодарской селекции? И почему выгодное остается незамеченным?

 Быстро и продуктивно прошёл День поля в Усть-Лабинском районе Краснодарского края в станице Ладожской, на базе «Семеноводства Кубани». Организаторами мероприя­тия выступили «Национальная ассоциация производителей семян кукурузы и подсолнечника» совместно с краснодарской выставочной компанией «СитиЭкспо». Аграрии успели рассказать о наиболее успешных сортах и гибридах кукурузы, сои, сорго, обсудить урожайность текущего года и выяснить, какие виды сельхозкультур будут востребованы в будущем.

Любимый початок

…На небольшой площадке в ряд выстроились экспериментальные поля кукурузы – все как на подбор высокие, стебли и листья сочного зелёного оттенка, початки длинные, полные крупных золотистых зёрен.

– У нас есть среднеранние, среднеспелые, позднеспелые гибриды, – говорит Евгений Жилин, агроном-семеновод ООО НПО «Семеноводство Кубани». – Назначение разное: для производства зерна и силоса. Самый распространённый зерновой гибрид – Ладожский 292. Небольшой початок, жёлтое зерно, очень тяжёлое. Зато стабилен по годам вне зависимости от условий, стрессоустойчив. Я видел, как люди получают на нём до 122 ц/га в производственных условиях, на больших площадях без полива. Гибрид Ладожский 298 устойчив к различным неблагоприятным условиям окружающей среды, даёт крупное зерно, добротное, но по потенциалу немножко уступает 292. Ладожский 391 – наш старый, испытанный и хорошо себя зарекомендовавший гибрид кукурузы. Даёт хорошую листостебельную массу. Засухоустойчив, устойчив к полеганию. Выращивают его как на зерно, так и на силос. Ладожский 341 – рекордсмен по урожайности в прошлом году, дал 106 ц/га в производственных условиях. Я очень люблю этот гибрид из-за початка, он очень крупный вне зависимости от года и условий – всегда длинный, богатый, хороший. В нашем холдинге основная масса силосных гибридов – Ладожский 391 и 411. Потому что в любом случае, если удачно год сложится, это уже зерно. Ладожский 401 – гибрид из новых, характеризуется высокой влагоотдачей. Устойчивость феноменальная – до сих пор лист стоит зелёный. Гибрид Ладожский 410 очень крепок, потенциал урожая – 130 ц/га. Листьев здесь немного, соломина тонкая – всё для початка.

– Не ложится? – интересуются аграрии.

– Нет, как видите. Початок большой, но не гигантский, и стебли справляются с нагрузкой. Просто лишнего ничего нет, все жизненные силы гибрид расходует на зерно. Ладожский 411, как я говорил, используется в производстве силоса, также на зерно. В отдельные годы, например в 2013-м, давал до 147 ц/га зерна. При этом зерно крупное, хорошее. Ладожский 460 – уникальный гибрид для орошения. Потенциал – 16 и выше тонн зерна с гектара. Ладожский 506 – позднеспелый гибрид, идёт на зерно и силос, но в наших условиях реально получить хороший, качественный силос. Большая масса, крупное зерно. У нас в крае выгодно производство именно зерна кукурузы для последующей продажи, поэтому успеть собрать зерно кукурузы и посеять озимую – самое важно. Экономически это очень выгодно.

– Гибрид Дарина даёт высокий урожай зерна, – заявляет директор оригинатора семян, инновационно-производственной агрофирмы «Отбор» Расул Князев. – В Липецкой области его урожайность составила 115 ц/га. Гибрид Стелла позднеспелый, простой, но его отличительная особенность – быстрая отдача влаги. В Краснодарском крае, Гулькевичском районе высыхает до 13% на корню. Початки достигают восемнадцати рядов зёрен. В Курской области он также хорошо себя проявляет, показывает высокие результаты.

 Продукцию Краснодарского НИИСХ им. П.П. Лукьяненко представлял кандидат сельскохозяйственных наук заведующий лабораторией селекции кукурузы Роман Ласкин.

– Краснодарский 292 характеризуется высокой засухоустойчивостью, пластичен во многих климатических условиях, отзывается на умеренное увлажнение. Очень хороший выбор для производства зерна. Следующий вид – Краснодарский 315 – новый среднеспелый гибрид с ФАО 320. Рекомендуем для производства зерна и силоса. Отличается стрессоустойчивостью к факторам неблагоприятной среды, и в крепкую засуху он даёт хороший урожай. Само растение небольшое, а вот початок богатый. Краснодарский 452 – среднепоздний гибрид, ФАО 450. Он поздно созревает, поэтому для зерна не годится. Мы рекомендуем его для производства силоса. При созревании зерна всё растение остаётся зелёным, что позволяет получать силос хорошего качества даже в засушливых условиях.

 Прямо перед собравшимися зерноуборочные комбайны Torum 750 производства «Ростсельмаш» и селекционно-семеноводческий комбайн Wintersteiger с жаткой Geringhoff приступили к уборке кукурузы.

 Время для нового

– Если из-за рубежа к вам привозят сорта сои и говорят, что российские сорта – это каменный век, а мы, мол, привозим настоящий продукт – не верьте, это не так, – убеждён Александр Кочегура, заведующий отделом селекции компании «Соевый комплекс», доктор сельскохозяйственных наук. – Наша селекция не просто конкурентоспособна – она адаптирована к нашим специфическим природным и климатическим условиям. Если сорт выведен во Франции или Канаде, где выпадает 1000-1200 мм, то в наших условиях о таком и мечтать не приходится. Наш ответ выглядит достойно и рассчитан на нашу местность.

 Все сорта разные по срокам созревания. Есть ультраскороспелые, которые созревают за 85 дней, а есть те, которые созревают за 120 дней. Такое разнообразие аграриям предлагается для того, чтобы у них был широкий выбор. Скороспелые сорта типа Аванты, которые с этого года включены в госреестр, являются самыми скороспелыми сортами для Кубани.

– Они интересны тем, что успевают давать хороший урожай в засуху, уходят от повреждений вредителями. И поскольку созревают в первых числах августа, то позволяют получать хороший урожай и продавать его за максимальную цену. В ходе уборки цена на сою падает, а скороспелые сорта обгоняют её.

 Больше всего зрителей собралось на разбор гибридов кукурузы, чуть меньше – на сою. Аграрии вели себя очень активно – задавали уточняю­щие вопросы, обменивались контактами, интересовались планами. Слушать про сорго стали не все, а только человек десять-пятнадцать.

– Зачем туда идти? – удивился один из аграриев, когда другой позвал его послушать про культуру. – Дохлый номер. Нам это сорго – только животных кормить. Пойдём лучше кукурузу варёную поедим.

На вопрос, почему сорго обделяют вниманием, ответил заместитель министра сельского хозяйства РФ Евгений Громыко.

– Зря, – сказал он. – Развивать надо не только те сельхозкультуры, которые были освоены нами сто лет назад. Сорго – непривычная для российских аграриев культура, но это не значит, что мы не можем её освоить сейчас. Это очень живучая культура, растёт при невероятно тяжёлых условиях и даёт хороший урожай. За такими трудноуязвимыми культурами будущее. Вот почему нельзя недооценивать – но и переоценивать – потенциал, который хранит в себе селекция, семеноводство, доведение качественного материала до конечного потребителя.

www.nsss-russia.ru

На Дальнем Востоке наука не может найти бизнес-партнера

Ученые предлагают бизнесу заняться семеноводством

 Председатель ДВО РАН, академик Валентин Сергиенко:

— Биологическое направление — одно из приоритетных для ДВО РАН. Мы ведем исследования по очень широкому спектру биологических наук от ботаники, общей биологии, клеточной и генной инженерии до современной биотехнологии. И многие результаты имеют хорошие шансы для применения в сельском хозяйстве, медицине, пищевой промышленности, для решения проблем охраны окружающей среды.

 После реформ Академии наук в Дальневосточном отделении резко увеличился объем проводимых фундаментальных и прикладных исследований в области сельского хозяйства. Сегодня можно говорить, что объединение усилий специалистов в области биологии и сельского хозяйства стимулировало развитие новых методов селекционной работы, основанных на клеточной, генной инженерии. Как результат, сегодня мы располагаем рядом новых высокопродуктивных сортов важных для сельского хозяйства региона культур. Я неоднократно в качестве примера приводил работу Камчатского НИИСХ, там вывели сорта картофеля, способные в условиях сурового климата давать урожайность до 300 центнеров с гектара. И это не лабораторный уровень, с такой урожайностью уже работают несколько сельскохозяйственных фирм, которые выращивают товарный продукт.

Селекционерами выведены и подготовлены для внедрения в практику высокоурожайные сорта сои, ржи, пшеницы, ряда овощных культур. Но для того, чтобы производить семенной материал в товарных объемах и обеспечить им крупных и мелких производителей сельхозпродукции, нужны инвестиции, нужно промышленное семеноводство. И сегодня мы готовы в тесной кооперации с бизнесом начать работы по производству семян различных культур как в Приморском крае, так и на Камчатке, Сахалине, в Магаданской и Амурской областях. Главное — понять, что эту проблему можно решить только в союзе науки, власти и бизнеса.

Ситуация крайне благоприятная в регионах, где намечена реализация ТОРов, в том числе для осуществления сельскохозяйственных проектов. Мы предлагаем создать некие региональные центры, которые будут заниматься семеноводством и продвигать в сектор реального сельскохозяйственного производства последние достижения селекционной работы. Это хороший бизнес, потому что сегодня в ДФО своих семян катастрофически не хватает, их приходится завозить из других регионов страны, а если говорить откровенно, то в основном — из-за рубежа.

www.nsss-russia.ru

Новости Ассоциации «Элитные семена Татарстана»

 Под урожай  2018 года дирекция Ассоциации завершила плановый централизованный завоз оригинальных семян (ПР-1, ПР-2) озимых культур от лицензиаров и оригинаторов других регионов России.

    Из ФГБНУ «Ульяновский НИИСХ» завезено 11 тонн семян озимой пшеницы сорта «Марафон»; из Пензенского НИИСХ — 8 тонн сортов «Фотинья» и «Клавдия 2»; 9 тонн из ФГУП Льговская ОСС сорта «Льговская 4».

    Из Курской области ООО «Элита» завезено 20 тонн озимой пшеницы ПР-2 сорта «Скипетр», а из ФГБНУ Башкирский НИИСХ 7 тонн озимой ржи сорта «Памяти Кунакбаева», 2 тонны озимой пшеницы «Башкирская 10» и 1 тонна «Башкирская 11».

    В настоящее время идёт завоз семян из ФГБНУ «Татарский НИИСХ». Всего же завозится 15 сортов ржи и пшеницы. Семхозы, в свою оченредь, соблюдая сортовую технологию, будут осуществлять их размножение до элиты. После этого семена поступят на свободную продажу в 2020-2021 годах, что несомненно позволит сельхозпредприятиям пополнить набор возделываемых сортов-сортов «страхователей».

www.tatsemena.ru

Губернатор Пензенской области задумался об использовании адаптированного картофеля

 29 августа в ходе визита в Нижнеломовский район Иван Белозерцев посетил одно из крупнейших картофелеводческих хозяйств области ООО «Пензасемкартофель». В этом году посевы картофельных культур составили здесь 80 гектаров.

 По словам руководителя хозяйства Юрия Богомолова, задача предприятия — получение семенного, а не продовольственного картофеля. Он отметил, что их семенные клубни отличаются наивысшим качеством. Предприятие снабжает урожаем многие хозяйства области и других регионов. Однако еще осталось немало тех, кто продолжает закупать импортные семена, надеясь на хороший урожай. Как считает наш губернатор, делать этого не стоит.

 Иван Белозерцев отметил, что необходимо пользоваться картофелем, адаптированным к нашим условиям. Также о посоветовал развивать контакты между картофелеводами области и как можно больше делиться опытом друг с другом.

www.potatosystem.ru/gubernator-penzenskoj-oblasti-zadumalsya-ob-ispolzovanii-adaptirovannogo-kartofelya/

На Южном Урале займутся распространением собственных сортов картофеля

Ученые и предприниматели собираются изменить ситуацию на отечественном рынке сельхозкультур

 Сельскохохяйственные предприятия сейчас выращивают в основном импортные сорта овощей и картофеля. Доля отечественных сортов не превышает 20%. В Челябинском НИИ садоводства и картофелеводства решили изменить эту ситуацию. Тем более, на создание и внедрение российских сортов минсельхоз планирует выделить значительные средства в рамках подпрограммы по развитию селекции и семеноводства.

 Ученые намерены сотрудничать с крупным местным производителем сельхозпродукции — агрофирмой «Ильинка». На полях предприятия выделят место для испытания новых сортов картофеля. В дальнейшем агрофирма займется выращиванием семян самых удачных сортов.

 Как пояснили в пресс-службе регионального минсельхоза, существенная проблема для отечественных селекционеров — продвижение на рынок нового сорта. Научный институт не может позволить себе выращивание необходимого для этой цели количества семян. Именно с этой трудностью исследователи рассчитывают справиться, благодаря сотрудничеству с «практиками»-полеводами.

http://www.potatosystem.ru/na-yuzhnom-urale-zajmutsya-rasprostraneniem-sobstvennykh-sortov-kartofelya/

Инвестпроекты помогут картофелеводству

 Ленинградская область приступает к реализации инвестиционных проектов в картофелеводстве. Об этом на встрече с бизнес-сообществом рассказал заместитель председателя правительства Ленинградской области – председатель комитета по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу Сергей Яхнюк.

 Ленинградская область вошла в число пяти пилотных регионов России, определённых правительством РФ для реализации федеральной программы разработки отечественных сортов картофеля. Цель программы – заместить отечественным импортный семенной материал.

 Для поддержки предприятий, участвующих в программе, по грантовой системе в бюджете Ленинградской области предусмотрено 10 млн рублей на разработку мероприятий по созданию и внедрению конкурентноспособных технологий.

 На участие в реализации инвестпроектов по семенному картофелеводству претендуют ЗАО «Октябрьское», ЗАО «ПЗ «Приневское» и ряд других хозяйств.

 Справка: Картофелеводческие хозяйства Ленинградской области специализируются на производстве семенного элитного картофеля высокотехнологичными клоновым и меристемным способами. Основа технологии заключается в выращивании посадочного материала из меристемной клетки картофеля через этапы микрорастения, миниклубня, клубня класса супер-элита и элита на экспериментальных полях в питомниках. Полученный таким способом посадочный материал не заражен вирусами и бактериями, высоко ценится товарными хозяйствами для промышленного производства картофеля.

 Ленинградская область занимает первое место в России по производству микрорастений семенного картофеля (33% объёма российского производства, 776,8 тыс. шт.) и второе по производству миниклубней семенного картофеля (20%, 10478,8 тыс. шт.).

 Семеноводство картофеля на научной основе в регионе ведется в 8 хозяйствах, сертифицированных в системе добровольной сертификации «Россельхозцентр» и внесенных в единый реестр семеноводческих хозяйств РФ. Ленинградская область ежегодно реализует семенной картофель в 33 региона страны.

В Челябинской области объединят селекцию и производство картофеля

Здесь станут активно продвигать отечественные сорта

 В Челябинской области может появиться селекционно-семеноводческий центр для производства и реализации семенного картофеля. Для этого ученые Южно-Уральского научно-исследовательского института садоводства и картофелеводства планируют создать консорциум с предприятием, которое может производить семенной и товарный картофель. Главный претендент агрофирма «Ильинка» – ведущий производитель картофеля и овощей на Южном Урале, сообщили в пресс-центре областного минсельхоза.

 За постсоветское время селекционная база в растениеводстве, как и в других сельскохозяйственных отраслях, серьезно пострадала. Сегодня в хозяйствах для промышленного производства используют в основном импортные сорта и семена овощей – капусты, лука, моркови. Импортная игла достаточно глубоко сидит и в картофелеводстве: краснокожуровую «Розару» и желтоклубневую круглую «Галу», «Ред Скарлет» или «Импалу» сегодня выращивают практически в каждом уважающем себя хозяйстве. И хотя отечественный продовольственный картофель на 98% формирует местный рынок, доля «родных» сортов в картофелеводстве занимает уже менее 20%.

 Возможно, скоро на поле не осталось бы места отечественным сортам, если бы не санкции. Изменение курса рубля и потенциальная угроза потерять поставщиков семенного материала заставили вовремя оглянуться на российскую селекционную и семеноводческую базу. В 2017 году Минсельхоз России разработал проект подпрограммы «Развитие селекции и семеноводства картофеля в Российской Федерации», которая должна стать частью Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017 — 2025 годы. Господдержка по новому направлению за девять лет может составить 15,5 млрд рублей.

 Цели поставлены серьезные — сформировать к 2026 году в российском АПК конкурентоспособный сектор производства высококачественного семенного материала картофеля современных отечественных сортов на основе применения новых высокотехнологичных разработок, включающих элементы полного комплексного научно-технического цикла технологий выращивания картофеля высших репродукций, подготовки, хранения и переработки картофеля, применения биологических средств защиты и диагностики возбудителей заболеваний картофеля, чтобы обеспечить хозяйства качественным семенным материалом. Эта подпрограмма может стать тем самым последним вагоном, на подножку которого еще могут «заскочить» российские картофелеводы.

 Именно с прицелом на федеральный проект в Южно-Уральском НИИ садоводства и картофелеводства состоялась встреча представителей института, регионального минсельхоза и руководства агрофирмы «Ильинка». На ней рассматривались перспективы участия в будущей программе и возможности наладить более тесное сотрудничество между «лабораторией и полем». Заместитель гендиректора НИИ Олег Гордеев рассказал участникам встречи об основных этапах создания сорта, а затем вместе с заведующей лабораторией первичного семеноводства Тамарой Дергилевой провел по объектам института.

 Рождаются новые сорта картофеля в самой обычной теплице, где растения скрещивают механическим способом и выращиваются новые, с которых собирают не клубни, а ягоды – несъедобные плоды картофеля. В каждой такой ягоде десятки семян, которые могут дать начало новому сорту. Их берегут, собирают, а затем уже семена высаживают в грунт под полив. Конкурсные испытания на первом поле занимают три года, после которых лучшие перспективные сорта отправляют в Москву, в институт имени А.Г. Лорха, где работает всероссийский пункт по испытанию картофеля на устойчивость к раку и картофельной нематоде. Госиспытания занимают еще 4 года, после которых перспективные сорта и гибриды будут три года испытывать на госсортоучастках.

 По словам Олега Гордеева, на создание нового сорта при такой технологии уходит минимум 14 лет. Сегодня этот процесс можно ускорить с помощью ДНК-маркеров, но эти высокие технологии тоже пока не по карману южноуральским селекционерам. Хотя основной бедой они считают отсутствие квалифицированных специалистов, которые могли бы применять новые технологии на практике. Поэтому, получив через 14 лет новый сорт, перед учеными встает другая проблема — наличия семян этого сорта.

 Чтобы их получить и затем продвинуть на рынок, нужны средства, которых у института просто нет из-за ограниченного госфинансирования. Раньше также вставал вопрос оздоровления семян после испытаний (за время мытарств семена как губка впитывают в себя различные заболевания, которые сводят на нет работы над сортом), но ее удалось решить с появлением биотехнологической лаборатории, в которой с помощью меристемного размножения можно получить чистый материал.

 В институте гордятся тем, что до сих пор ежегодно регистрируют в госреестре селекционных достижений один-два новых сорта. А ведь этому предшествуют десятилетия кропотливой работы! На столе селекционеров можно увидеть картофель как уже известных сортов, так и новых.

 Заместитель генерального директора агрофирмы «Ильинки» Александр Курбатов активно вступает в диалог: пытается выяснить, есть ли демонстрационные посевы сорта «Рассвет», ведь он такой, какой нужен сегодня потребителю – розовый, продолговатый, гладкий… «Если есть семена, мы можем взять уже в этом году», — настаивает картофелевод.

 По замыслу агрофирмы со следующего года на полях хозяйства будет отведено место под производственные испытания новых сортов. Часть из них представит институт, а в дальнейшем ученые и агрофирма смогут заключать соглашения: «Ильинка» будет размножать семена понравившихся сортов и получит исключительное право на реализацию семенного материала от института.

 Совместно ученым и полеводам предстоит решить еще одну задачу. Если импортные сорта приходят в Россию с сопровождением (семена предлагают одновременно с технологией возделывания, сразу можно рассчитать не только урожайность, но и себестоимость – во что обойдется производство того или иного сорта), то российские выходят «голышом». Как поведет себя тот или иной сорт на поле, какие удобрения нужно применять и в какой период, какие обработки – ученые сказать не могут, за исключением общих рекомендаций. Создатели сорта придерживаются принципа «чем хуже – тем лучше», то есть свои возможности сорт должен показать в самых обычных условиях. Применять удобрения и обработки селекционерам запрещено, чтобы соблюсти «чистоту эксперимента».

 Ясно одно, что догнать зарубежных селекционеров еще можно, но только при условии, что все моменты внедрения новых сортов в производство будут рассматриваться комплексно. Нужны не только вливания, чтобы активизировать научные работы, нужно также поднимать базу подготовки специалистов, а еще заниматься продвижением отечественных сортов на рынке. Тогда «Спиридонов», «Губернатор», «Кузовок», «Рассвет» смогут составить конкуренцию иностранным «захватчикам».

Колымские ученые вывели два новых сорта скороспелого картофеля

 Магаданские ученые собирают селекционный урожай картофеля. Пятнадцать лет они работали над выведением новых сортов, и вот теперь два первых получены.

 Осталось только их зарегистрировать. Колыма – зона рискованного земледелия, и одновременно идеальное место для выведения абсолютно здоровой популяции картофеля – из-за вечной мерзлоты никакие вирусы здесь не приживаются. Поэтому полученным под Магаданом материалом уже планируют воспользоваться в разных регионах России.

 Местный картофель довольно дорогой. Сейчас его продают по 70-80 рублей за килограмм. Причина –  сложность выращивания. Ведь регион одна сплошная зона рискованного земледелия, с коротким и дождливым летом, вечной мерзлотой и ранними заморозками. Поэтому богатые урожаи редкость. Ученые Магаданского НИИ Сельского хозяйства пытаются исправить ситуацию.

 Сейчас они собирают первый урожай выведенного селекционного картофеля. Средний вес клубня составляет 150-250 граммов, при этом товарные качества превосходные, говорят агрономы, овощи как на подбор, ровные и крупные. Пятьдесят тонн с гектара, что в 3 раза больше, чем собирают колымские фермеры на своих полях. Сейчас весь посадочный материал местные хозяйства  завозят из центральных районов страны каждые несколько лет. Это огромные затраты, значительную часть которых берет на себя региональный бюджет. Новые сорта картофеля после сертификации помогут решить эту проблему.

www.potatosystem.ru/kolymskie-uchenye-vyveli-dva-novykh-sorta-skorospelogo-kartofelya/

Еврокомиссия расследует слияние Bayer с Monsanto

 Еврокомиссия объявила о начале расследования сделки на $66 млрд, в рамках которой немецкая компания Bayer намерена купить американскую агротехнологическую компанию Monsanto. Власти ЕС хотят удостовериться в том, что запланированное слияние двух компаний не приведет к монополизации рынка производства пестицидов и семян. «Мы озабочены тем, что предполагаемая сделка может существенно ограничить конкуренцию путем более высоких цен, снижения качества, сокращения выбора и замедления инноваций»,— отмечается в заявлении.

 Напомним, осенью прошлого года немецкий концерн Bayer объявил о том, что ему удалось договориться о покупке Monsanto. После многомесячных переговоров и неоднократного повышения суммы предложения заключена одна из крупнейших сделок в истории агробизнеса. Компании заявляют, что за счет объединения им удастся сократить издержки на $1,5 млрд в год.

 В заявлении Еврокомиссии говорится, что официальное детальное уведомление о деталях сделки поступило от компаний к властям ЕС 30 июня, Bayer пообещала избавиться от части активов, чтобы слияние не привело к монополизации рынка. Теперь у Еврокомиссии есть 90 рабочих дней, до 8 января 2018 года, в ходе этого срока она вынесет свое решение по сделке.

agro-max.ru/novosti/evrokomissiya-rassleduet-sliyanie-bayer-s-monsanto/

Эрик Фирвальд: «При слиянии с Monsanto Syngenta перестала бы существовать»

Главный исполнительный директор Syngenta — о сделках M&A на глобальном рынке агрохимии и стратегии развития компании в России

 Падение доходности сельхозтоваров на мировых рынках, продолжающееся не первый год, привело к глобальной трансформации агрохимической индустрии. В условиях падения прибылей и продаж все значимые игроки, кроме BASF, оказались вовлечены в сделки слияний и поглощений. DuPont объединяется с Dow Chemical (подробнее об этом объединении на стр. 56), Bayer покупает компанию Monsanto, ChemChina закрыла сделку по покупке Syngenta. Консолидация масштабна: в нее вовлечено больше 60% мирового рынка пестицидов. Emerging markets, включая Россию, — почти единственная для корпораций возможность стабилизировать бизнес и в перспективе зарабатывать больше, чем сейчас. Главный исполнительный директор Syngenta Эрик Фирвальд подробно рассказывает «Агроинвестору», как компания трансформируется после поглощения китайским гигантом, о своей встрече с Владимиром Путиным и планах развития бизнеса в России.

— Как родилась идея сделки между ChemChina и Syngenta?

— ChemChina была давно заинтересована в компании Syngenta — на протяжении семи лет. И в течение всех лет мы обсуждали возможности сотрудничества с ChemChina. Два года назад предложение о покупке Syngenta, как вы знаете, делала Monsanto. При этом, рассматривая офер, наш совет директоров был очень сильно озабочен главным образом тем, что в случае слияния Syngenta как компания перестала бы существовать.

— Поясните, почему.

— Потому что Monsanto стремилась бы к обеспечению синергии и экономии средств. Это было бы полное слияние. [Корпоративная] культура бы исчезла, сама философия Syngenta исчезла бы.

С Monsanto — не по пути

— Владельцы и топ-менеджмент решили, что это не соответствует интересам компании?

— Да.

— То есть было бы недружественное поглощение?

— Да, возможно. Примерно в то же самое время с предложением о покупке обратилась ChemChina. Его выгода заключалась в том, что это было предложение в деньгах, с премией для акционеров по отношению к рыночной цене, по которой акции Syngenta торговались на Швейцарской бирже [Swiss Stock Exchange — SWX — «Агроинвестор»].

— А у Monsanto было безденежное предложение?

— Оно заключалось в частичном предложении деньгами, частично — акциями. То есть акционеры Syngenta получили бы в том числе акции объединенной — новой — компании. А предложение ChemChina состояло только из денежной части. Условия ChemChina таковы, что Syngenta остается Syngenta. Наша штаб-квартира останется в Базеле (Швейцария), сохранена управленческая команда.

— Сыграла ли свою роль в отказе от сделки неоднозначная репутация Monsanto как компании, которую знают как производителя продуктов ГМО?

— Не комментирую.

— Какие первые задачи поставил перед вами как операционным директором китайский акционер?

— ChemChina хочет, чтобы мы развивали наш бизнес на основе R&D. Это очень важно для них, так как технологии Syngenta помогут Китаю накормить растущее население страны. Это важно еще и потому, что сейчас, когда происходят [другие] подобные сделки, новые акционеры пытаются сократить расходы, и особенно — затраты и инвестиции в научные исследования и разработки. В нашем случае этого не произойдет. И наш совет директоров был очень доволен тем, что ChemChina будет даже больше вкладывать в это направление.

— Сколько сейчас вкладывает Syngenta в R&D и каким будет этот процент, когда компания интегрируется с ChemChina?

— Около 10% от оборота ежегодно. Это немалые деньги — порядка $1,3 млрд [в год]. И мы, конечно, ожидаем, что из года в год наш оборот будет увеличиваться. Соответственно, и инвестиции в R&D будут пропорционально расти вместе с оборотом. 10% — цифра, конечно, не фиксированная. Но она при этом может увеличиваться, если есть интересные, потенциально выгодные проекты. Нужно понимать при этом, что когда наши ученые обнаруживают новую молекулу, то проходит 10−12 лет, прежде чем мы выводим ее на рынок. Есть очень длинный процесс разработки и одобрения продукта, главным образом — его исследование на безопасность. R&D — это всегда очень долговременные инвестиции, и вложенные сегодня деньги принесут результат еще нескоро.

— Рассматривала ли ChemChina другие компании, помимо вашей?

— В нашем понимании, мы — единственная компания, которую они рассматривали. Потому что мы — одновременно и семеноводческий бизнес, и компания, которая производит средства защиты растений (СЗР). И причина, по которой они были так заинтересованы, — необходимость обеспечить продовольственную безопасность. Нынешний президент КНР [Си Цзиньпин] осознает эту проблему — хорошо накормить население страны. Они прекрасно понимают, что земли и воды, других ресурсов у страны недостаточно для этого. Поэтому заинтересованы, во-первых, в технологиях, а также в том, чтобы во всем окружающем мире было достаточное количество продовольствия, когда в случае засухи и наводнения в Китае они могли бы завезти выпадающий объем.

— Syngenta сложилась как частная, притом публичная, западная компания, а ChemChina — не просто корпорация из другого мира, она еще и государственная. Не было ли какого-то непонимания, в том числе у миноритариев, почему заключена сделка с таким игроком?

— Акционеры были очень довольны сделкой. Они получили значительную премию за свои инвестиции в Syngenta! Обычно публичные акционеры ищут возможности неплохо заработать. Вложив деньги, ChemChina хочет, чтобы мы получали хорошую прибыль, и они будут уделять пристальное внимание нашим результатам в краткосрочной перспективе. ChemChina очень сильно заинтересована в том, как мы будем выполнять программу развития, сформулированную в нашей стратегии на ближайшие годы. Для [миноритарных] акционеров, когда Syngenta была публичной, это, по большому счету, не имело большого значения. То есть они хотели получать прибыль здесь и сейчас, что в принципе само по себе нормально. А теперь у нас есть стратегический акционер и инвестор, которого не было раньше.

— Клиенты и партнеры не задают вам вопросов, что теперь будет с компанией?

— Вопросы, конечно, есть, и наша задача — объяснять (в том числе с помощью этого интервью), почему сделка важна для нас и для них с точки зрения долгосрочной выгоды. О том, что будет с компанией, можно отчасти судить по производителю шин Pirelli, купленному ChemChina три года назад. Эта компания была и остается Pirelli, при этом инвестиции китайского акционера помогают ей успешно развиваться. В ближайшее время Pirelli снова выйдет на рынок [публичных заимствований]. ChemChina оставит себе значительную часть акций, а другая часть будет обращаться на фондовом рынке. Pirelli благодаря сделке с ChemChina не только усилила свой бизнес во всем мире, но особенно укрепила позиции в Китае. А китайский рынок, как вы знаете, является очень сложным, особенно для западных компаний. И как раз с этой точки зрения мы рассказываем нашим сотрудникам, клиентам, партнерам, чем важна сделка с ChemChina.

— А есть ли у ChemChina аналогичные планы в отношении Syngenta?

— Есть. Например, через какое-то время Syngenta может снова выйти на IPO.

— То есть часть их стратегии — купить компанию, инвестировать в нее, капитализировать бизнес и вновь предложить пакет акций рынку.

— Да, но при этом они, конечно, сохраняют у себя контрольную долю. IPO не является самоцелью для ChemChina, для которой деньги не проблема. IPO, например, помогает обеспечивать международные стандарты управления и создавать мотивационные программы для менеджмента, для сотрудников.

Приоритеты в России

— Рассматривала ли компания варианты поглощений конкурентов? Той же Monsanto, например.

— Нет, не рассматривала. Однако мы не исключаем, что участие ChemChina в капитале Syngenta поможет нам в дальнейшем совершать сделки по приобретению других компаний, которые помогут укрепить наши позиции по всему миру. В частности, в России. В нашей стратегии на 10 лет, одобренной новым акционером, есть пункт о том, что мы должны усиливать наше присутствие в вашей стране.

— Какими будут ваши дальнейшие шаги на российском рынке?

— Сейчас мы — [технологический] лидер в семенах и средствах защиты растений. В России у нас есть три научно-исследовательских станции. Мы производим локально порядка 34% от общего объема продаваемых в вашей стране семян. Ближайшие задачи — усилить наши возможности в сфере R&D и производить локально большую часть реализуемых здесь семян. Безусловно, останутся семена, которые мы будем ввозить из других стран, потому что их производство в России невозможно. Это хорошо для российских фермеров. А часть семян, производимых здесь, наоборот, начнем экспортировать. В России мы сейчас лидируем в сегменте семян подсолнечника, занимаем сильные позиции по семенам кукурузы. И, конечно, хотим усилить их в этих сегментах плюс предложить российскому рынку новый продукт, который называется гибридной пшеницей. У нас есть и такая небольшая часть российского бизнеса, как семена овощных агрокультур, где Syngenta тоже намерена усилить позиции. Ведь глобально мы являемся одной из лидирующих в этой сфере компаний.

 Доля локального производства СЗР Syngenta в России — около 30% от общего объема местных продаж. Хотели бы увеличить эту цифру до 70%. И мы сейчас тестируем и адаптируем различные новые СЗР для российского рынка. То есть наша основная цель — это помочь российским фермерам быть более производительными за счет новых продуктов, которые мы приносим в вашу страну. Подчеркну, очень важно, что мы инвестируем в России не просто в продукты, а еще и в R&D. Мы очень впечатлены уровнем российских ученых. Это отличное место для нас потому, что Россия — не только хороший быстрорастущий рынок, но и [интеллектуальные] возможности. Научные мозги, условно говоря, которые здесь есть — это тоже сильно помогает развиваться, делать качественный адаптированный под рынок продукт.

— Есть ли какие-то расчетные объемы инвестиций в Россию?

— Да, такая цифра у нас есть, но мы ее публично не афишируем. Мы хотим сначала полностью оформить этот проект: проговорить с министром сельского хозяйства [Александром Ткачевым] и с партнерами, в каком виде он будет существовать, и потом уже эту цифру объявим. Это десятки миллионов долларов в течение ближайших нескольких лет. Скажу лишь, что в только в R&D в России Syngenta вкладывает $4 млн в год. Будем продолжать это делать.

 В течение ближайших 6−8 месяцев мы финализируем нашу стратегию для России и расскажем о ней подробнее. А пока приведу такой пример. Мы провели с Кирово-Чепецким химическим комбинатом, выпускающем СЗР по нашей лицензии, переговоры о строительстве новой линии тары. Ведь это тоже инвестиция! Производство уже открыто, под него создается порядка 60 новых рабочих мест. Вот в этом как раз и заключается смысл партнерских отношений с местными предприятиями. Мы помогаем им становиться более производительными, эффективными, расширять собственное производство, что помогает также и нам.

— Линия принадлежит Syngenta или это совместная собственность партнеров?

— Нет, она не принадлежит Syngenta, это собственность Кирово-Чепецкого химического комбината.

— А в чем тогда заключался вклад Syngenta?

— Мы сделали и передали им дизайн-проект [тары] согласно нашим глобальным стандартам.

— Однако в России чиновники понимают инвестиции прежде всего как создание инвестором своего производства. В 2000-е годы у вас был такой проект в Краснодарском крае, который тогда как раз возглавлял Александр Ткачев. Компании не дали его реализовать. Сейчас рассматриваете такую возможность?

— Сейчас мы говорим о том, что нужно увеличивать производство семян, то есть расширять возможности по их выращиванию. И завод здесь не самоцель. Для начала нам нужно больше фермеров-партнеров, которые бы нам выращивали эти семена. Что касается СЗР, то это расширение партнерства с Кирово-Чепецким комбинатом, производящим в России наши продукты. Чтобы увеличить мощности, возможно, будем говорить о привлечении к контрактному выпуску СЗР еще одного предприятия-партнера. Пока этого достаточно.

— Но говорят, что отраслевые власти настойчиво предлагают Syngenta еще раз подумать о строительстве предприятия. Это так?

— Это было бы для них предпочитаемым вариантом, но нас не принуждают к этому. Они прекрасно понимают, что мы глобальная компания. Построить еще один завод — хорошо, но при этом нужно обеспечить его необходимым количеством сырья, обеспечить качество и так далее, интегрировать его в глобальную логистическую цепочку.

— Я правильно понял, что сейчас не идет речи о возобновлении проекта?

— Не совсем так. Мы рассматриваем и эту опцию тоже. Однако не можем определенно сказать, что обязательно построим. Это один из сценариев. Но даже строительство нового завода может потребовать сотрудничества с российским партнером. Думаем, что наилучшим для компании сценарием будет сотрудничество с каким-то местным сильным игроком. То есть мы привносим в партнерство наши технологии и продукты. Нужно понимать, что в России проживает 2% мирового населения и находится 12% всей обрабатываемой пашни, пригодной для сельского хозяйства. Здесь огромные возможности увеличения продуктивности с помощью новых технологий, которые мы в том числе привносим.

— В июне мы встречались на полях Петербургского экономического форума, и вы тогда сказали, что удалось переговорить с президентом Владимиром Путиным. Что вы вынесли из этой встречи?

— Он очень четко дал понять, что сельское хозяйство — одна из приоритетных отраслей развития российской экономики. И санкции, собственно, подтолкнули Россию к развитию внутреннего рынка продовольствия, чтобы страна была полностью независимой и сама обеспечивала себя продуктами питания. При этом Россия, с его слов, прекрасно осознает экспортные возможности в сфере сельского хозяйства. Нефть и газ — это, конечно, очень важный сектор, но теперь и сельское хозяйство становится одной из ключевых отраслей. Однако, чтобы развивать этот рынок в дальнейшем, нужно иметь хорошие современные технологии. Именно поэтому мы хотим инвестировать в России в R&D и в производство. И я надеюсь, что наши агрономические практики помогут местным фермерам становиться более продуктивными. Еще Путин сказал, что важно внедрять цифровые технологии в АПК. Здесь мы тоже можем много чем поделиться.

— Вы готовы передавать технологию?

— Мы готовы помогать и делиться. У нас есть AgriAge — эффективная цифровая технология: система управления фермой, хозяйством. В США фермеры используют ее, чтобы реализовать полный цикл производства на своем предприятии. У них есть доступ к глобальным базам данных. Они могут сравнить свою урожайность с мировыми показателями, сделать правильный расчет, сколько нужно использовать средств защиты, семян, каких именно семян и прочее. Чем это хорошо для аграриев? Компании-производители продуктов питания тоже имеют доступ к этим базам данных. И хотят, чтобы те хозяйства, в которых они закупают товары, не только использовали правильные семена, но и вели бизнес устойчивым образом, не принося вреда окружающей среде. И они могут это все проверить с помощью системы: эффективность использования фермером средств защиты растений, отсутствие переизбытка их использования, эффективный расход воды, снижение выбросов СО2. Такие решения, как это, — симбиоз агрономических практик и цифровых инструментов.

— Вы уверены, что российским сельхозпроизводителям понятен этот посыл, который больше «ценностный», чем «продуктовый»? Что они готовы за это доплачивать? Ведь всех интересует прежде всего цена на семена и СЗР, ну и по возможности качество.

— Мы будем это объяснять, это часть нашей работы. Когда Syngenta разрабатывает новые семена и СЗР — они должны не просто приносить хозяйствам больше урожая и давать большую прибавку урожайности, а соответствовать лучшим практикам в области безопасности и не наносить вреда окружающей среде. Это дает преимущества и фермерам, и нам. Если мы возьмем за единицу эту прибавку, то 2/3 получает фермер и 1/3 — мы. Такое вот соотношение. Насчет цены вы тоже правы — для многих в России это пока главный критерий. Но у потребителя есть большой выбор. На рынке много дженериков. Есть более дешевые, чем наши, семена. Просто Syngenta представляет тот продукт, который, как мы считаем, гарантирует самую высокую урожайность. Да, он идет по более высокой цене, но фермер в результате получит больше урожая и сможет от этого выиграть экономически. Ведь если производитель не имеет устойчивой прибыли, то он неуспешен. А когда у него не будет прибыли — мы тоже будем неуспешными. Поэтому в первую очередь заботимся о том, чтобы повысить производительность сельхозпроизводства. В этом сейчас в России объективно заинтересованы все — и правительство, и мы, и те, кто выращивает агрокультуры. Уверены, что через какое-то время сможем предложить для вашей страны, например, гибридную пшеницу, которая повысит урожайность на 10−20%.

— Это ГМО?

— Нет, это современная технология гибридизации, не ГМ-технология. Глобально Syngenta только 8% продаж делает на ГМ-продуктах. Сейчас мы продаем их только там, где эта продукция разрешена. А, скажем, в Китае мы не продаем нашу ГМ-продукцию, потому что у них есть свои генно-модифицированные семена, которые они используют. И если российский рынок по разным причинам пока не принимает такую продукцию, мы не будем настаивать, не будем ее здесь предлагать. Наше предложение гораздо шире. У нас есть традиционная селекция, которая полностью удовлетворит потребности сельхозпроизводителей. Те же гибридные семена пшеницы — традиционная селекция, но абсолютная инновация для них.

— Каковы характеристики этой пшеницы?

— Большая, чем сейчас, урожайность. Одинаковое с существующими сортами качество. Высокая резистентность к различным заболеваниям, которые сейчас существуют. Мы уже вывели на европейский рынок и продаем гибридный ячмень, чтобы показать эффективность концепции гибридного зерна в Европе. В течение нескольких лет разрабатываем для ЕС озимую гибридную пшеницу. Мы ее еще на рынок не вывели, но сделаем это в течение ближайших трех-пяти лет, в том числе и в России. Четкого дедлайна пока нет. Но мы в любом случае не хотим, чтобы Россия отставала от рынков ведущих сельскохозяйственных стран.

— Как будет называться этот продукт?

— Названия пока нет, но мы, конечно, дадим название. Допустим, можно использовать торговое название нашего гибридного ячменя — Хайвидо. Он будет адаптирован под условия почвы, климатические условия России. Причем прогресс в нашем случае заключается не в урожайности. С урожайностью никогда не было проблем и на уровне сортов. Дело в том, что гибридная пшеница позволяет обеспечить качество, которое гораздо выше качества сортовой пшеницы.

 Деньги здесь и сейчас

— На ваш взгляд, что препятствуют инвестициям в Россию? В том числе в агросектор.

— Сельское хозяйство в России отлично развивается. Но, конечно, нужно создавать более благоприятный инвестиционный климат. Например, стабильность курса рубля — она была бы фактором, который позволил бы больше инвестировать. Важны защита интеллектуальных прав и, конечно, постоянная поддержка со стороны российских чиновников с целью создания регуляторной предсказуемости: прозрачный и более оперативный порядок регистрации продуктов, их вывода на рынок и т. д. Но при этом все, что я слышал от президента Путина и других чиновников, с которыми встречался, было очень для нас мотивирующим. Я, конечно, понимаю, что исторически Россия больше сосредоточена на нефти, и эта ситуация продолжится, но чувствую, что в фокус наконец попало и производство продовольствия. Естественно, это мотивирует нас больше инвестировать в российский рынок.

— В чем вы видите причины активизации сделок слияний и поглощений в агрохимической отрасли?

— Основная причина в том, что акционеры химических компаний хотят получать растущие прибыли на фоне падающих [в ценовом отношении] рынков агросырьевых товаров. Но когда происходит слияние, может наблюдаться сокращение рабочих мест и расходов на научные исследования. То есть акционеры хотят увеличить прибыль в краткосрочной перспективе — здесь и сейчас. И есть по сути только один источник ее роста — сокращение расходов за счет объединения бизнесов. Ведь продажи в результате сделок не вырастут — они сохранятся на текущих уровнях. И на этом фоне мы верим, что сделка с ChemChina для нас очень выгодна. Потому что даже если мы опять выйдем на рынок IPO, снова будем торговать акциями, то инвестиции в долгосрочное развитие и научно-исследовательские разработки будут продолжаться.

www.agroinvestor.ru/companies/article/print/28454/