Обзор СМИ

Чужие всходы

Импортные семена дороже и не любят чернозем, но отказаться от них фермеры пока не могут

Регионы активно готовятся к предстоящей весенней посевной кампании. Сельхозпроизводители заключают договоры на поставку минеральных удобрений, ремонтируют технику и приобретают семена. Пока зависимость страны по посадочному материалу достигает 50-90 процентов по основным культурам. Подробнее о проблеме рассказывает Сергей Куликов в материале «Российской газеты».

Отечественная семеноводческая база в последние годы просто «рухнула». Финансовая помощь от государства поступает, но ее должно быть в десятки, а то и в сотни раз больше, полагают эксперты. На селекционно-семеноводческие центры в 2016-2017 годах выделено около 300 миллионов рублей, пояснили «Российской газете» в Минсельхозе РФ. И уже 15 инвестиционных проектов прошли отбор по возмещению прямых понесенных затрат на их строительство. Кроме того, в этом году сохраняется субсидирование производства семенного картофеля, семян овощей открытого грунта, кукурузы, сахарной свеклы, подсолнечника. На эти цели выделено 11,3 миллиарда рублей. Лимиты распределяются по регионам, и семеноводы могут получить льготные кредиты под 5 процентов годовых на срок от одного года.

 Использование дорогих импортных семян серьезно снижает рентабельность производства

 Россия прочно подсела на импортную иглу по семенам. По данным Федеральной таможенной службы, по сахарной свекле — более чем на 95 процентов, по подсолнечнику — почти на 70, по картофелю — на 54 и почти наполовину по кукурузе.

 Эксперты в один голос объясняют ситуацию «низким стартом» после разрухи. То есть тем, что разваленную отрасль быстро не поднять, но процесс начался и развивается.

«Пример сахарной свеклы наиболее показателен, — говорит об импортозависимости семян академик РАН Салис Каракотов. — За последние 10 лет от нашей селекции и выращивания ее семян не осталось практически и следа — есть только научные организации, у которых сохранились материнские компоненты». При этом, по его словам, российской земле нужна привычная к нашим почвенным условиям генетика. «Мы замечаем, что, используя иностранную селекцию семян и повсеместно ее сея, несем огромные потери, так как корнеплоды гниют, не выдерживая богатый микробиологический фон черноземных почв», — констатирует он. Грубо говоря, засеивая российские поля импортной свеклой, можно получить хороший урожай, большая часть которого просто сгниет. В сухом остатке есть будет нечего, но зато производитель покажет хороший результат.

Аналогичные проблемы в свое время возникли и у отечественных картофелеводов. «В России в конце 1990 — начале 2000 годов возник резкий дефицит семян картофеля, который бы отвечал требованиям рынка, — продолжает руководитель аппарата Картофельного союза Татьяна Губина. — Основными селекционными центрами в России всегда были специализированные институты, которые просто не успели подстроиться к новым условиям, зачастую застряв на этапе разного рода реорганизаций».

Появившимся крупным продавцам — тем же торговым сетям — нужен продукт «калиброванный». То есть отвечать целому ряду условий: по размерам и форме, устойчивости к ударам, длительности хранения и так далее. «А еще чтобы он был универсальным и подходил как для варки, так и для жарки, а то еще и просто для чипсов», — отмечает глава Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.

Ответ на вопрос о том, почему картофелеводы не продают наиболее выгодные в плане посадки семена простому населению, прост — не те объемы. Дело в том, что наши академии и институты занимаются научной работой, так что им незачем, да и просто некогда этим заниматься.

В образовавшийся вакуум хлынули иностранные производители, которые активно стали занимать освободившиеся места. Сейчас ситуация понемногу меняется, но для того, чтобы восстановить утраченные позиции, необходимо как минимум несколько лет. Так что пока приходится закупать «кондиционные» семена в Голландии, Германии, Финляндии и даже Сербии. Причем цены иногда ощутимо «кусаются», например, по кукурузе.

«Использование дорогих импортных семян существенно снижает рентабельность производства, — считает исполнительный директор Национальной ассоциации производителей семян кукурузы и подсолнечника (НАПСКП) Михаил Самусь. — В целом по стране аграрии заплатили за импортные семена кукурузы около 18 миллиардов рублей. Но это же количество отечественных семян стоило бы примерно 4,5 миллиарда рублей, так что переплата составляет более 13 миллиардов рублей». Ответ на вопрос — зачем столько переплачивают — состоит из нескольких составляющих, отвечают семеноводы.

«Первая причина — сложившееся еще в советские годы представление о том, что все наше, в отличие от импортного — некачественное и непрестижное, — пояснил президент НАПСКП Игорь Лобач. — Вторая — возможность неплохо заработать». Дело в том, что даже в частном агрохолдинге, где деньги вроде бы принято считать, агроном всегда сможет вполне убедительно доказать собственнику преимущество именно импортных семян. И получит за это неплохую премию от производителя. Наши же селекционеры на такую щедрость пойти не могут.

rg.ru/2018/02/20/regiony-rossii-aktivno-gotoviatsia-k-vesennej-posevnoj-kampanii.html

Ученые попросили у Путина 160 млрд руб. на науку

Профсоюз работников РАН попросил Путина увеличить почти в два раза расходы бюджета на науку. В частности, они предлагают выделять на зарплату каждого научного работника «примерно по 70 тыс. руб.», а ненаучным — 57,6 тыс. руб.

Профсоюз работников Российской академии наук обратился к главе РАН Александру Сергееву и президенту Владимиру Путину с просьбой пересмотреть правила финансирования науки в стране, заявил председатель профсоюза, заведующий лабораторией Института общей физики РАН им. А.М.Прохорова Виктор Калинушкин на пресс-конференции «Финансирование науки: проблемы и перспективы» 20 февраля, передает корреспондент РБК.

Всего на науку в год государство должно тратить 160 млрд руб., подсчитали в профсоюзе. Сейчас сумма финансирования государственного задания для институтов Федерального агентства научных организаций (ФАНО) составляет 83 млрд руб. на 2018 год, сообщил Калинушкин. Всего ФАНО в 2018 году получило 109 млрд руб., сообщил в декабре Сергеев. ФАНО получило в управление институты РАН после реформы академии в 2013 году. С тех пор агентство ежегодно получает деньги на финансирование их зарплат, научной деятельности и т.д. и распределяет их согласно госзаданию.

В эти 160 млрд руб. в год входят деньги на зарплаты, обслуживание институтов и оборудование, пояснил Калинушкин. Так, в рамках госзадания необходимо выделять деньги на зарплату каждого научного работника, включая заведующих лабораторий, примерно 70 тыс. руб. в месяц вне зависимости от региона и института, полагают в профсоюзе.

Ненаучным работникам НИИ профсоюз просит установить зарплату в 57,6 тыс. руб. (средняя зарплата россиян в январе 2018 года, по оценке Росстата, составила 38,4 тыс. руб.). Сверх этого институты должны получать в среднем 30% от полученной зарплатной базы — на коммунальные расходы, закупку необходимых расходников и т.д., уверен Калинушкин. У технических институтов такой процент будет больше, у гуманитарных — меньше, уточнил он.

Председатель профсоюза отметил и необходимость создания фонда объемом в 30 млрд руб. в год для обеспечения фундаментальной российской науки приборами и оборудованием. Такую идею высказывал в своей предвыборной речи Александр Сергеев.

Калинушкин признал, что финансирование науки стало лучше после выполнения майских указов президента: денег у институтов действительно стало больше, увеличились зарплаты в Москве. «Но некоторые регионы не получили дополнительных денег из-за низкой средней зарплаты (согласно майским указам, зарплаты привязаны к среднему региональному заработку), многие институты перевели сотрудников на неполные ставки, чтобы выполнить указы формально, отмечают в профсоюзе.

В Федеральном агентстве научных организаций, которое распределяет деньги между институтами РАН, отказались комментировать предложения профсоюза. РБК ожидает ответа от пресс-службы РАН.

www.rbc.ru/society/20/02/2018/5a8c14899a794765728bc062

О науке нужно судить по результату

Интервью с Алексеем Емельяновым, Приморский НИИСХ

Не стоит бояться перемен. Чаще всего они происходят именно тогда, когда необходимы. Другое дело – как к ним относиться: остаться ли на берегу вечно недовольным созерцателем или войти в поток, пытаясь повлиять на ход событий.

О роли науки и позиции ученого журнал «Селекция, семеноводство и генетика» беседует с директором Приморского НИИСХ кандидатом сельскохозяйственных наук Алексеем Емельяновым, одновременно возглавляющим представительство Национального союза селекционеров и семеноводов в регионе.

Алексей Николаевич, в каких направлениях ведет исследования Приморский НИИСХ? И какое место среди них отводится селекции и семеноводству?

Наш институт комплексный, предназначен для научного обеспечения Приморского края и Дальнего Востока в целом. А селекция и семеноводство имеют первоочередное значение. Причем используем не только традиционные классические методы селекции, но и методы сельскохозяйственной биотехнологии, которые доступны около 30 лет благодаря специализированной лаборатории. У нас есть лаборатория сельскохозяйственной биотехнологии. Ей уже около 30 лет, есть результаты, есть новые методы исследований, которые внедряются.

Одна из назревших проблем – объединение науки и производства: селекционеры работают на полях, биотехнологи – в лабораториях и редко когда они встречаются.

Нам удается соединить фундаментальную и практическую селекцию, семеноводство, потому что они развиваются в одном учреждении, под одной крышей. Мало того, при выполнении государственных заданий мы объединяем тематику, ведь целью группы ученых – биотехнологов и селекционеров – становится получение конкурентоспособного сорта с заданными параметрами, определенными признаками. Разрабатывается модель сорта, а под нее уже подбираются методы исследований и выстраивается работа всей команды.

На каких культурах отработаны методы биотехнологии?

Прежде всего соя – традиционная для Дальнего Востока культура. Далее – рис. Из всех регионов Дальневосточного федерального округа его возделывают только в Приморском крае. Затем – пшеница, ячмень, гречиха, кукуруза, картофель, многолетние и однолетние травы, некоторые овощные культуры. Есть и некоторые лекарственные культуры, например стевия.

Мы уже освоили и используем секвенирование, чтобы корректировать дальнейший селекционный процесс. Появилась возможность понять истинную генетическую картину каждого сорта, его происхождение. Сейчас мир открыт, происходит перемещение растений. Уже нет той уверенности, как 100 лет назад, что сорт, например, азиатского происхождения, а не из Северной Америки, и наоборот. Но этого мало. Мы должны знать не только носителей каких-то признаков, но и их донорские свойства, потому что сорт или какой-то исходный образец может нести нужный признак, но не передает его или не закрепляет.

Впервые в Российской Федерации именно в нашем учреждении методами биотехнологий был создан сорт сои Приморская 81. В тот период использовали клеточную селекцию – сомаклональную изменчивость, эмбриогенез, органогенез. В работе с рисом применяем андроклинную гаплоидию.

Невозможно развиваться в изолированном пространстве, вне научного сообщества. С кем сотрудничает институт?

Во-первых, есть Дальневосточное отделение Российской академии наук. Наши партнеры – институты биологической направленности, объединенные в Федеральный научный центр биоразнообразия биоты Восточной Азии. Во-вторых, есть совместные работы с Всероссийским НИИ сельскохозяйственной биотехнологии, Всероссийским НИИ сои. И, конечно, Китай. Здесь есть большие результаты, в частности совместные работы в селекции риса.

Больная тема – внедрение селекционных достижений. Нередко после создания сорта вся работа с ним заканчивается.

Мы сами занимаемся семеноводством. В институте есть земельные площади. Мы ведем первичное семеноводство, а по некоторым культурам производим и реализуем элитные семена.

А ваше ли это дело – семеноводство? Разве не семеноводческие хозяйства должны этим заниматься?

Есть два пути. Первый – когда селекционер создал сорт, получил патент и заключил лицензионный договор с семеноводческой компанией. Второй путь – когда само научное учреждение этим занимается, либо создает малое инновационное предприятие в соответствии с федеральным законодательством. Здесь, на Дальнем Востоке, в частности в Приморском крае, посевные площади не такие большие, и агробизнес, связанный с семеноводством, не такой масштабный. На территории края практически нет специализированных семеноводческих предприятий. Если мы не будем выполнять эту работу, то вообще никто не станет заниматься семеноводством. Хотя бы в части до суперэлиты. Элитой, конечно, должны заниматься элитхозы. Раньше были опытно-производственные хозяйства. Сегодня их нет. Мы создаем малые инновационные предприятия – связующее звено от оригинальных семян к элите. Привлекаем заинтересованную сторону, сами входим в уставной капитал объектами интеллектуальной собственности и таким образом на основании государственно-частного партнерства организуем эту работу. Уже созданы два предприятия – «Технология» и «Прогресс». В стадии регистрации еще одно – Дальневосточный центр селекции и семеноводства картофеля.

На каких условиях осуществляется это партнерство? Как происходит взаимодействие?

Роль научного учреждения – в практическом внедрении результатов интеллектуальной деятельности. Государственное научное учреждение – один из учредителей малого инновационного предприятия. Заключается лицензионный договор на использование научных достижений. Складские помещения института могут быть использованы малым инновационным предприятием на основании договора аренды.

Какая техника работает на опытных полях и делянках?

Есть малогабаритные машины для производства оригинальных семян, но их парк необходимо обновлять. В прошлом году завод во Владивостоке изготовил нам по спецзаказу селекционно-семеноводческую сеялку, что обошлось дешевле, чем на известных предприятиях профильного типа. В Омске приобретаем сноповые и колосковые молотилки, другое оборудование. В НИИСХ Северо-Востока имени Рудницкого закупили оборудование первичной и вторичной очистки семян. Есть целый ряд семяочистительных машин Petkus, бункеры активного вентилирования. В поле работают как новые тракторы, так и старые МТЗ, есть даже Т-25. Селекционные комбайны – вот самая сложная ситуация. Мы уже 25 лет работаем на Hege. Есть хорошая импортная техника, но она дорогая. И без централизованного финансирования, господдержки здесь не обойтись, так как затраты не окупаются. Фактически такие машины задействованы в научном процессе.

В чем, по Вашему мнению, может состоять государственная поддержка?

Я думаю, что Федеральное агентство научных организаций должно признать, что техника является оборудованием для селекционно-семеноводческого учреждения, а не только приборы в лабораториях. Трактор, сеялка и комбайн – это приборы для селекционера, его средства производства. Вот что важно!

Как научные достижения превратить в деньги? Вы задумывались об их коммерциализации?

Если в целом оценивать бюджет нашего научного учреждения, то доход от внебюджетной деятельности приближается уже к 50 процентам. Мы оказываем услуги, реализуем наукоемкую продукцию в виде оригинальных семян, выполняем договорные работы по заказу сельскохозяйственных предприятий. Востребованность есть. Это раз. Второе – создание малых инновационных предприятий, доходы от которых идут на развитие научного учреждения, материально-технической базы.

Иногда аграрии сетуют, что наука оторвана от практики.

Если гора не идет к Магомеду, то и не надо ждать, что она придет. Надо идти к горе самому. Мы заключаем, например, договоры с хозяйствами и предлагаем им провести производственные испытания новых сортов. Есть заинтересованные руководители, которые готовы даже оплачивать эти работы. Сотрудники выезжают периодически на какие-то технологические операции, ведут учет, наблюдения. Потом совместно учитываем урожай и делаем выводы о перспективности сортов. Затем предприятия подают заявку на приобретение семян.

И много таких хозяйств, которые заинтересованы в ваших достижениях, услугах?

Достаточно много. По сравнению с 2016 годом количество договоров практически удвоилось. Испытываем не только сорта, но и средства защиты растений применительно к сортовой агротехнике. Наша лаборатория агрохимических анализов проводит исследования почв, мы делаем агрохимические описания, проекты рационального землепользования. Лаборатория диагностики болезней картофеля – единственная на Дальнем Востоке. Поэтому для обеспечения сельхозпредприятий семенами картофеля выстроена полная цепочка: биотехнология, производство мини-клубней, диагностика болезней картофеля на всех этапах, собственная селекция, суперэлита, экологические испытания. Все у нас здесь есть. По картофелю, я считаю, картина в среднем лучше, чем по России: на долю отечественных семян приходится 80 процентов, а не 20. Есть семеноводческое предприятие ООО «Пуциловское», это наше бывшее опытно-производственное хозяйство. Сейчас совместно с ним создаем Дальневосточный центр селекции семеноводства картофеля в форме малого инновационного предприятия.

Сельскохозяйственная наука в первую очередь прикладная, хотя фундаментальную тоже никто не отменял. Насколько целесообразно измерять ее достижения цитируемостью, индексом Хирша? Стоит ли прикладную науку отделить от фундаментальной: кто-то повышает индекс Хирша, а кто-то внедряет сорта? И от кого больше пользы? Чем измерить труд ученого?

Тут палка о двух концах. Понимаете, институты находятся в одной системе ФАНО и единой РАН. Критерии для всех одинаковые. Мы можем с ними не соглашаться, но сейчас их нужно выполнять, мы к этому тоже стремимся. Но если мы заявим, что сельскохозяйственная наука сугубо прикладная, то добьемся только того, что нас не будет финансировать ФАНО. Они скажут: «У вас только прикладные исследования», а ФАНО финансирует только фундаментальные. Вернемся к тому, что сельскохозяйственные научные учреждения будут как и прежде финансироваться по остаточному принципу, а заработная плата так и останется в разы ниже, чем в других институтах. Поэтому нужно настаивать на том, что черту между прикладной и фундаментальной наукой никто никогда не провел и навряд ли проведет. О науке нужно судить по результату. А он может быть применен на практике через 5 лет, а может и через 50 – только в этом разница.

По поводу оценки труда ученых. Конечно, сельскохозяйственную науку всегда ориентировали на результат. Он измерялся не количеством страниц или статей, а внедренными технологиями, созданными сортами, организованным семеноводством. Я так считаю, здесь нет никакого противоречия. Если селекционер продуктивно работает и если он настоящий ученый, то и статью напишет, и сорт создаст. Не надо тут противопоставлять одно другому. Такое противопоставление может плохо закончиться для сельскохозяйственной науки. Нам скажут: «Вы тогда по прямым договорам с сельхозпредприятиями работайте и за финансированием на фундаментальные исследования не обращайтесь».

Нужно, чтобы непрерывной оставалась цепочка: от генетики к биотехнологии, от биотехнологии к селекции, от селекции к семеноводству. И тогда все в научном учреждении будет гармонично развиваться: одно будет поддерживать и развивать другое. Биотехнологам надо знать, что требуется селекционерам, селекционерам надо знать, что необходимо семеноводам, и наоборот. И тогда это будут именно комплексные исследования – фундаментальные, поисковые и прикладные.

За рубежом крупные селекционно-семеноводческие центры находятся в частных руках. Как вы видите перспективу в нашей стране?

Я не могу сказать, что все они в частных руках. В каждом государстве есть своя специфика. По моему мнению, вопрос селекции и семеноводства в своей основе связан с продовольственной безопасностью.Поэтому государственная задача – сохранять научный сектор и поддерживать семеноводство. Дело в том, что по некоторым отраслям мы находимся в разных весовых категориях по сравнению с лучшими мировыми компаниями. И они могут зайти в нашу страну под любым видом, даже со своими российскими представительствами. У них другие финансовые, технологические возможности. Они просто вытеснят нас – и все, мы потеряем селекционно-семеноводческую отрасль. А потом не соберем, понимаете? Все это может произойти очень быстро. Посмотрите, на Дальнем Востоке 90 процентов машин – японского производства. Где российский автопром? Его здесь нет. Почему у нас своих компьютеров нет? А завтра будем говорить, что селекции в стране нет?

И тем не менее вы не исключаете присутствия иностранных сортов на нашем рынке?

Они здесь уже есть. И по большому счету это, наверное, хорошо, потому что конкуренция заставляет быть в форме.

Сейчас говорят о так называемой локализации иностранных сортов. Вы приветствуете это дело?

В разумных пределах – да.

Но зарубежные компании потом мимикрируют и называют семена уже отечественными, когда производят на нашей земле свои сорта.

Так оно и есть. Поэтому важно сохранять и развивать собственную науку – фундаментальную и прикладную. Только в этом формируется конкурентное преимущество, ни в чем другом. Оно формируется в новых технологиях – это наш сектор генерации новых знаний. Если мы их сами не будем воспроизводить, то ни о какой конкурентоспособности речи быть не может.

Вы согласились возглавить представительство Национального союза селекционеров и семеноводов в Приморском крае. Почему? Это Ваше хобби, добровольная обязанность или просто вынужденная мера?

Во-первых, я являюсь председателем общественно-экспертного совета по развитию сельского хозяйства Приморского края. То есть определенная и общественная нагрузка уже была. Эти советы учреждены губернатором Приморского края по ряду направлений, в том числе по сельскому хозяйству. Такие формы работы просто необходимы для взаимодействия с нашей властью, с руководителями науки, содействия сельхозтоваропроизводителям, что оказывает прямое влияние на те процессы, которые происходят. Скажем, можно наблюдать и жить в тех условиях, которые складываются. Они могут быть лучше или хуже и так далее. А можно попытаться занять другую позицию – влиять на эти процессы, чтобы донести до необходимого уровня мнение ученых, селекционеров, семеноводов.

Удалось ли уже на что-то повлиять?

К примеру, у нас есть понимание на уровне Приморского края с департаментом сельского хозяйства. Удалось изменить подходы в субсидировании семеноводства. Прежде существовал порядок субсидирования производителей семян, а государственные учреждения не имели права получать эти субсидии. Сейчас внесены изменения, согласно которым субсидии получает покупатель семян. Казалось бы, маленький технический вопрос, но он судьбоносный для научного учреждения. И таких вопросов достаточно много – как больших, стратегических, так и технических.

Мы настаивали на том, что нужно на федеральном уровне признать сельхозтоваропроизводителями научные учреждения сельскохозяйственного профиля. Ведь оставалось противоречие: любая частная компания, построив селекционно-семеноводческий центр, могла получить из федерального и регионального бюджета субсидию в размере 20 процентов, а государственное научное учреждение, которое для этого создано государством, ничего не получало. Тогда о какой равной конкуренции мы можем говорить? Ни о какой. И вот 28 декабря 2017 года президент РФ подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 5 и 6 Федерального закона «О развитии сельского хозяйства», согласно которому научные, а также профессионально-образовательные и высшие образовательные организации, которые производят и перерабатывают сельхозпродукцию, приравнены в правах к сельхозтоваропроизводителям. Узаконена очень важная для нас мера государственной поддержки.

Какие первостепенные задачи предстоит решить?

Эти задачи прописаны в соглашении о сотрудничестве с Национальным союзом селекционеров и семеноводов, которое было подписано в начале декабря прошлого года.

Для Приморского края очень важна мелиорация. Например, для риса требуется не только орошение. В регионе имеет место также избыток влаги. Поэтому должно быть двойное регулирование. С советских времен остались достаточно большие площади мелиоративных систем, но они нуждаются в реконструкции, капитальном ремонте, а где-то и в строительстве. Это тоже взаимосвязано с семеноводством. Возрождение мелиорации – вопрос государственный. Только силами края его не решить. Должны быть совместные усилия Министерства сельского хозяйства, администрации Приморского края – с целью возобновления мелиоративного строительства и реконструкции, капитального ремонта существующих систем.

Кроме того, для селекционно-семеноводческих центров установлены критерии, которые нужно закладывать в проект – объемы производства семян, причем достаточно большие.

В Приморском крае площадь пашни – 700 тысяч гектаров, а посевная площадь приближается к 500 тысячам. Это не миллионы гектаров. Поэтому запрограммированное количество семян не будет востребованным. А создавать межрегиональный селекционно-семеноводческий центр тоже нелогично, потому что расстояния очень большие. До Хабаровска, например, 700 километров, до Амурской области – 2000. Там другие природно-климатические зоны и другие адаптированные к местным условиям сорта. Поэтому критерии для селекцентра по объемам производства семян в условиях Дальнего Востока нужно понизить.

Возможно, положительную роль сыграет программа северного завоза.

Да, в Магаданской области, Камчатском крае, на Сахалине собственное семеноводство практически отсутствует. Для этих регионов есть отдельная программа завоза семян кормовых и овощных культур, однолетних трав, картофеля. Эта программа субсидируется. Мы считаем, что Приморский край может производить семена для этих северных территорий. Тогда и объемы производства семян, в том числе в создаваемых селекционно-семеноводческих центрах, могут возрасти – не только для внутреннего потребления в крае, но и для северных территорий Дальнего Востока. Через порт Владивосток плечо короче. Тем более, что железной дороги до Магадана и Камчатки нет, а доставка автотранспортом, либо самолетами сильно удорожает продукцию.

Что Вы хотели бы пожелать селекционерам, семеноводам и другим участникам семенного рынка?

Селекционерам – ярких открытий, семеноводам – востребованности в современном АПК, участникам семенного рынка – взаимопонимания и партнерских отношений.

Беседу вела Светлана Гришуткина

www.nsss-russia.ru

Государственно-частное партнерство. Почему нет?

Иван Савченко, директор ЗАО «Агрофирма Павловская нива»

То, что селекция сельскохозяйственных растений и система госсортоиспытаний у нас очень-очень, мягко говоря, недофинансирована, известно абсолютно всем, а прежде всего самим селекционерам и сортоиспытателям. Это факт, с которым никто не спорит. Однако сегодня «не спорить» мало, надо что-то и делать!

Наше предприятие – ЗАО «Агрофирма Павловская нива» – уже более 10 лет серьезно занимается семеноводством зерновых и зернобобовых культур. Мы имеем лицензионные договора практически со всеми селекционными центрами европейской части страны, а также с институтами в Одессе и Киеве на Украине. Занимаясь этой работой, мы, конечно же, не могли не взаимодействовать очень плотно с ФГБУ «Госсорткомиссия». В результате поняли, насколько важную работу делает эта федеральная структура АПК для нашей страны – с ее огромными пространствами и разнообразием климатических условий. Одна только наша Воронежская область расположена в трех ярко выраженных климатических зонах. Продавая семена в Пензенскую область, Республику Мордовия, другие регионы страны, мы должны точно знать, какие сорта, например, озимой пшеницы наиболее подходят именно там, чтобы не потерять постоянных покупателей.

Очень скоро стало ясно, что мы как семеноводы не можем остаться в стороне от проблем сортоиспытания. Серьезно занимаясь семеноводством, в том числе и первичным, мы сформировали весь необходимый для этого набор сельскохозяйственной техники и в 2015 г. пригласили на постоянную работу доктора сельскохозяйственных наук селекционера Алексея Васильевича Титаренко, который великолепно знает и применяет методику сортоиспытания. Создав материально-техническую базу для селекционно-семеноводческой деятельности, в 2016 г. мы решили использовать зарубежный опыт государственно-частного партнерства и обратились в Госсорткомиссию с предложением об открытии на базе нашего хозяйства государственного сортоиспытательного участка взамен ликвидированного в Богучарском районе. Несмотря на то, что это предложение могло показаться нестандартным, к чести руководителей Госсорткомиссии и прежде всего заместителя председателя Виктора Ивановича Старцева 21 июня 2016 г. вышел приказ о создании Ерышевского ГСУ. При этом были учтены все условия, необходимые для методически правильной закладки сортоопытов, независимой оценки результатов сортоиспытания под руководством и контролем специалистов Госсорткомиссии.

В настоящее время уже можно подвести первые итоги работы. У специалистов Госсорткомиссии не было замечаний к соблюдению методик сортоиспытания и технологий возделывания сортов сельскохозяйственных растений. Мы старались создавать оптимальный агрофон для максимально полной реализации всех хозяйственно ценных признаков, заложенных селекционером в испытуемый сорт. Справедливости ради надо сказать, что опыт подобной работы имеется и в Курской области. Там Щигровский ГСУ использует помощь компании «ЭкоНива-АПК Холдинг», Обоянскому ГСУ предоставлены возможности АО «Артель».

Сортоиспытание оказалось полезным для нас и как источник информации о лучших сортах, которые присылают к нам на испытание со всего мира. Теперь мы можем наглядно увидеть, какую долю вносит новый сорт в эффективность производства. Например, если озимая пшеница, которая занимает у нас почти 20 тыс. га, даст дополнительную прибавку урожайности хотя бы 1 ц/га, то с этой площади мы сможем получить около 14 млн руб. дополнительной чистой прибыли, которые с лихвой окупят все наши затраты на сортоиспытание. Развивая это направление, мы ставим перед собой амбициозную цель – участие в работе по импортозамещению сортов сельскохозяйственных растений с помощью создания селекционно-семеноводческого центра. На фоне западных санкций и колоссальной, по некоторым культурам, зависимости от иностранного селекционного материала этот вопрос приобретает особую актуальность. В настоящее время большинство селекцентров в нашей стране сосредоточены в государственных научно-исследовательских учреждениях, где финансовых проблем не меньше, чем в сортоиспытании. Вместо развития селекционной работы они вынуждены заниматься семеноводством с целью сокращения отставания от Запада в специфических вопросах селекции и генетики!

Понятно, что все упирается в недостаточное госфинансирование. И в обозримом будущем госбюджет не сможет обеспечить в необходимом объеме ни селекцию, ни госсортоиспытания. Непонятно другое. Почему при такой ситуации практически ничего не делается для привлечения в эти отрасли внебюджетного финансирования?

Действительно, сегодня многие, даже развитые богатые страны, в том числе в Европе, считают обременительным для бюджета государства финансировать весь объем сортоиспытаний, не говоря уже о селекции. Лично я не знаю ни одного иностранного сорта или гибрида, созданного в госпредприятии. Например, во Франции процесс сортоиспытания госчиновники только жестко контролируют, а работы непосредственно в поле выполняют за свой счет частные компании, создающие новые сорта и гибриды. И кто скажет, что Франция – отсталая страна в вопросах сельского хозяйства вообще и растениеводства в частности?

Если ничего принципиально не менять в системе финансирования селекцентров и сортоиспытаний, то ни о какой ликвидации зависимости от импортных сортов и семян даже говорить не приходится. Она, зависимость, к сожалению, будет каждый год только усиливаться.

Полагаю, что в сложившихся условиях страна не может позволить себе, чтобы любой успешный селекционер России из-за недостатка финансовых возможностей не мог реализовать свой потенциал. И подставить плечо им должны именно мы, семеноводы. Возьму на себя ответственность заверить, что серьезные отечественные семеноводческие фирмы сегодня готовы это сделать. Дело за инициализацией Минсельхозом и Федеральным агентством научных организаций соответствующих решений, которые, с одной стороны, ни в коем случае не навредили бы успешно работающим селекцентрам, таким как, например, Краснодарский НИИСХ им. П.П.Лукьяненко. Но с другой стороны, позволили бы специалистам селекцентров, которые по разным причинам оказались в условиях очень ограниченных финансовых возможностей, реализовать свой потенциал, в полном объеме используя доброе взаимовыгодное сотрудничество с серьезными отечественными семеноводческими компаниями.

Теперь о координации этой деятельности. Конечно, ведущая роль принадлежит Минсельхозу. Но большой и далеко не реализованный потенциал имеют также отраслевые союзы.

Прошедший глубокую реорганизацию Национальный союз селекционеров и семеноводов имеет теперь своих представителей в каждом субъекте Российской Федерации, активно участвует в сближении позиций селекционера и семеновода. Но основная задача Союза – содействие в наведении порядка на рынке семян, помощь селекционерам в сборе роялти.

Лишь объединив усилия всех структур, занятых в АПК нашей страны, мы сможем выйти на передовые рубежи не только по объему производства продукции, но и по ее качеству, а следовательно, востребованности на внутреннем и внешнем рынках.

Справка: ЗАО «Агрофирма Павловская нива» является активным членом Национального союза селекционеров и семеноводов. По словам генерального директора Союза Анатолия Михилева, побывавшего осенью 2017 г. на полях агрофирмы, это одно из лучших семеноводческих хозяйств России. «Именно так, как в Павловской ниве, надо вести семеноводство», – считает Анатолий Васильевич.

Семеноводство на базе КФХ

Инвестпроект на 100 млн руб. в Краснодарском крае

На инвестиционном форуме в Сочи представители Курганинского района Краснодарского края подписали три соглашения на сумму 500 млн рублей.

На форуме заключили важное для аграриев соглашение. Планируется развивать отечественное семеноводство на базе крестьянско-фермерского хозяйства. «Создаются новые рабочие места. Вкладываются инвестиции, около 100 млн рублей. Довольно серьезный проект с расчетом на то, что около 1 тыс. т семенного материала зерновых мы будем реализовывать не только на территории Краснодарского края, но и Южного федерального округа», — сказал глава Курганинского района Андрей Ворушилин.

www.nsss-russia.ru

Итоги заседания экспертной комиссии по кормовым культурам и кукурузе

13 января 2018 года в Министерстве сельского хозяйства Российской Федерации под председательством директора Департамента Петра Чекмарева состоялось заседание экспертной комиссии по кормовым культурам и кукурузе. Участниками заседания рассматривались результаты государственного испытания селекционных достижений и предложения филиалов ФГБУ «Госсорткомиссия» по внесению новых сортов и гибридов кормовых культур и кукурузы в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию с 2017 года, а также предложения отдела кормовых культур и кукурузы ФГБУ «Госсорткомиссия» по вопросам отклонения заявок на допуск к использованию сортов кормовых культур и кукурузы.

С докладами по предложениям о внесении изменений в Госреестр выступили специалисты отдела кормовых культур и кукурузы ФГБУ «Госсорткомиссия»: начальник отдела Елена Фильчугина, заместитель начальника отдела Нина Рогатина, главный агроном Владимир Воловик.

В 2017 году в Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию, из культур, закреплённых за отделом, находилось 2943 селекционных достижений: зернокормовые, зерновые (тритикале), многолетние бобовые и злаковые травы, силосные, аридные, кормовые корнеплоды и однолетние зернобобовые культуры.

В Госреестр по решению экспертной комиссии включены:

— 69 сортов кукурузы (первое включение на зерно и на силос), из которых 23 отечественной селекции; 5 сортов на расширение регионов допуска, 2 из которых отечественной селекции; 75 сортов кукурузы сняты с испытания;

— впервые 8 сортов тритикале озимой и яровой, 5 из которых отечественной селекции; 6 сортов сняты с испытания;

— 4 отечественных сорта на первое включение вики посевной яровой;

— впервые 33 сорта экспертных и малораспространенных культур, 11 из них отечественных культуры;

— 13 сортов многолетних трав впервые включены, 5 из которых отечественной селекции; 2 сорта на расширение регионов допуска; 7 сняты с испытания;

— впервые 6 сортов сорговых культур, 5 отечественной селекции; сняты с испытания 13 сортов.

gossort.com/news/7687.html

Сотрудники Россельхозцентра приняли участие в заседании рабочей группы

19 февраля 2018 года в Москве состоялось заседание рабочей группы при Консультативном комитете по агропромышленному комплексу при Коллегии Евразийской экономической комиссии по направлению «Единые требования в сфере производства и обращения растениеводческой продукции». На заседании обсуждался с рабочими группами стран-членов ЕАЭС проект Перечня методов определения посевных (посадочных) качеств семян сельскохозяйственных растений, применяемых государствами-членами Евразийского экономического союза при обращении семян сельскохозяйственных растений в рамках Евразийского экономического союза.

От ФГБУ «Россельхозцентр» в заседании рабочей группы участвовали заместитель начальника отдела оказания услуг в сфере семеноводства В.С. Макарова и ведущий агроном по семеноводству отдела Г.Н. Потапова, которые приняли также участие в подготовке данного Перечня.

Проект Перечня, как документ второго уровня, был разработан для целей реализации Соглашения об обращении семян сельскохозяйственных растений в рамках Евразийского www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_agroprom/ed_treb/Pages/default.aspx экономического союза , подписанного 7 ноября 2017 года главами правительств государств-членов ЕАЭС.

Важность подготовленного Перечня – установление единых методов оценки посевных (посадочных) качеств семян сельскохозяйственных растений, предназначенных и находящихся в обращении в рамках Союза, применяемых странами-членами Союза, в целях исключения барьеров свободной взаимной торговли семенами в части, касающейся качества семян.

https://rosselhoscenter.com/index.php/regions/central/875-moskva/novosti/11883-sotrudniki-rosselkhoztsentra-prinyali-uchastie-v-zasedanii-rabochej-gruppy

12 марта при поддержке Минсельхоза России пройдёт Всероссийский агропромышленный форум

12 марта в Краснодаре на площадке Кубанского государственного аграрного университета при участии министра сельского хозяйства России Александра Ткачева состоится Всероссийский агропромышленный форум.

Во всероссийском агропромышленном форуме примут участие представители федеральных органов власти, руководители региональных органов управления АПК, ведущих сельхозпредприятий и крестьянско-фермерских хозяйств, отраслевых союзов и ассоциаций, российские и зарубежные эксперты, ученые в сфере АПК, студенты аграрных вузов.

В фокусе внимания участников форума следующие вопросы:

— Трансформация сельского хозяйства в один из драйверов экономики страны. Какие факторы привели к такому высокому результату и что будет определять рост в будущем?

— Какова дальнейшая стратегия развития фермерского бизнеса и перспективы развития кооперации в ключевых секторах АПК?

— Какие структурные изменения происходят сегодня в российском сельском хозяйстве? Продовольственная безопасность, импортозамещение и укрепление России на мировых рынках в качестве крупнейшего экспортера продукции АПК.

— Государственная поддержка устойчивого развития сельских территорий. Как обеспечить новое качество жизни?

— Развитие и поддержка перерабатывающей промышленности, внедрение научных достижений в сфере селекции и генетики, развитие органического сельского хозяйства.

mcx.ru/press-service/news/12-marta-pri-podderzhke-minselkhoza-rossii-proydyet-vserossiyskiy-agropromyshlennyy-forum/

Новые рекорды Центра Аграрных Компетенций КВС

24 семинара и 500 участников за 1 месяц

За период с 9 января по 14 февраля 2018 г. компания КВС РУС на базе Центра Аграрных Компетенций КВС провела 24 обучающих технологических семинара, посвященных современной технологии возделывания сахарной свёклы. В общей сложности в обучении приняли участие около 500 сотрудников агрохолдингов и сельхозпредприятий (ГК АСБ, ГК Доминант, ГК Русагро, АгроОскол, АФ Рыльская, сельхозпредприятия Курской и Орловской обл.). Насыщенная программа семинаров включала следующие темы:

— Требования к уборке предшественника

— Распределение пожнивных остатков

— Основная обработка почвы

— Основные регулировки плугов

— Сроки сева

— Подготовка почвы к посеву

— Посев сахарной свеклы

— Настройка, дефектовка сеялок Kverneland Monopill

— Минеральное питание сахарной свеклы

— Гербицидные стратегии

— Основные заболевания и схемы фунгицидных обработок

— Уборка сахарной свеклы

— Хранение

О Центре Аграрных Компетенций KWS

— Ведет свою деятельность на базе Опытной станции КВС с 2010 г.

— Создан для интеграции современного опыта, обучения руководителей и специалистов аграрного сектора экономики России новым передовым технологиям в сельском хозяйстве.

— Партнеры ЦАК: Bayer CropScience, Yara, Amazone, Kverneland, Lemken, Trimble, Grimme, Claas, Caipos, Lindsay, российские и европейские институты

— Формы деятельности: интенсивные обучающие курсы, выездные технологические семинары, учебные экскурсии, практика для студентов

— Новые формы: экзаменационные аттестации для агрономов и многодневные комплексные обучающие программы по основам сельского хозяйства для партнеров, не имеющих достаточного опыта в сельском хозяйстве

— Участники: топ менеджеры и руководители предприятий, агрономы, аспиранты, студенты

Опыты на базе Центра Аграрных Компетенций:

— многолетние опыты по почвообработке

— многолетние производственные опыты по орошению

— опыты по продуктивности сахарной свёклы на разные сроки посева и разные нормы высева

— опыт с хранением сахарной свёклы в кагате

Планы на ближайшее будущее:

— мониторинг полей с помощью дрона

— отдельные программы обучения для инженеров и механизаторов

— разработка входящих и выходящих тестов

— разработка чек-листов для дефектовки и настройки техники

— практические обучения настройке и дефектовке техники в поле

http://www.agroinvestor.ru/business-pages/29406-novye-rekordy-tsentra-agrarnykh-kompetentsiy-kvs/

Робот для определения всхожести семян от компании KWS

Автоматизированная система визуального анализа проростков сахарной свеклы

Миссия компании KWS — поставлять своим клиентам семена высочайшего качества. Для достижения этой ключевой цели компания инвестирует в новейшие технологии тестирования семян. К ним относится и специальная роботизированная система, приспособленная под нужды наших специалистов. Этот робот способен анализировать скорость прорастания семян сахарной свеклы. В данной машине, получившей имя GESA, сочетаются высокая скорость работы с такой же высокой точностью, благодаря чему KWS поставляет фермерам семена только высокого качества. Аббревиатура GESA расшифровывается как «анализатор скорости прорастания» (от англ. GErmination Speed Analyzer).

После высева семян важнейшим признаком их качества является скорость прорастания, от которой напрямую зависит конечная густота растений на поле. На рынках сахарной свеклы в таких странах, как Франция, Швеция, Дания и Бельгия, скорость прорастания семян в полевых условиях измеряется даже в ходе официальных сортоиспытаний. Поэтому и для фермеров, и для компании KWS как селекционера крайне важно иметь семена, способные к быстрому и энергичному прорастанию. Конечно, в лаборатории контроля качества компании уже давно проводится анализ скорости прорастания. С момента начала своей работы в KWS высокотехнологичный робот GESA помог усовершенствовать и стандартизировать процедуры испытаний, ранее выполнявшихся вручную. Разработанный специально для KWS анализатор GESA используется с декабря 2016 года в лаборатории контроля качества семян в штаб-квартире KWS в Германии, а также на производственных объектах компании в г. Айнбек.

Новое слово в контроле качества семян

В разработку роботизированной системы визуального анализа было вложено 1,5 миллиона евро. Система состоит из кондиционируемых стеллажей, робота, перемещающего лотки с проростками, и двух фотокамер. Проращивание семян сахарной свеклы в лотках на протяжении нескольких дней стимулируется путем тщательной регуляции температуры и влажности воздуха. В ходе этого процесса через определенные промежутки времени производится фотосъемка. В период пиковой производственной нагрузки (с октября по март) через анализатор может проходить около 27 тыс. семян в день.  Быстрое и равномерное прорастание – один из ключевых критериев качества семян

Испытание на скорость прорастания помогает обеспечить максимально одинаковую всхожесть семян

На основе анализа изображений определяется величина различных показателей. Партии семян со схожей скоростью прорастания могут быть сгруппированы для достижения максимально одинаковой всхожести. GESA, наряду с несколькими другими передовыми технологиями тестирования семян (например, оценкой качества семян с применением компьютерной томографии), помогает компании KWS поставлять фермерам семена только высокого качества.

http://www.agroinvestor.ru/business-pages/29405-robot-dlya-opredeleniya-vskhozhesti-semyan-ot-kompanii-kws/