Обзор СМИ

Зерновой союз просит отменить плату за испытания селекционных достижений для производителей семян

Российский зерновой союз просит отменить плату для аграриев за участие в государственных испытаниях селекционных достижений. Соответствующее письмо союз направил главе Минсельхоза Дмитрию Патрушеву, главе Минэкономразвития Максиму Орешкину и руководителю Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьеву.

В августе ФГУП «Государственная комиссия РФ по испытанию и охране селекционных достижений» (Госсорткомиссия), которое находится в ведении Минсельхоза, издало приказ N143. Документ устанавливает, что по отдельным культурам стоимость проведения и участия в проведении государственных испытаний селекционных достижений на отличимость, однородность и стабильность, а также государственных испытаний сортов растений по хозяйственно-полезным признакам может превышать 1 млн рублей.

Это неизбежно приведет к установлению дополнительных административных и финансовых барьеров при внедрении в производство новых сортов сельскохозяйственных растений, считает Зерновой союз. По его мнению, приказ является дискриминационным по отношению как к российскому, так и к зарубежному семеноводству.

Кроме того, положения приказа не позволят отечественному семеноводству эффективно воспользоваться импортными технологиями — такая возможность появилась после слияния немецкой Bayer и американской Monsanto, поскольку на территории России сделка была одобрена при условии, что Bayer предоставит технологии российским аграриям.

«Барьеры, установленные приказом N143 для производителей семян, ставят вопрос о целесообразности системы государственных испытаний за плату. Российский зерновой союз считает, что государственные испытания селекционных достижений на отличимость, однородность и стабильность, а также государственные испытания сортов растений по хозяйственно-полезным признакам и свойствам должны осуществляться за счет средств федерального бюджета», — говорится в письме.

Подробнее читайте на © DairyNews.ru   www.dairynews.ru/news/zernovoy-soyuz-prosit-otmenit-platu-za-ispytaniya-.html

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МИНИСТРУ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Д.Н. ПАТРУШЕВУ

В связи с многочисленными обращениями в адрес Ассоциации как организатора III Всероссийского форума по селекции и семеноводству 2018» (далее – Форум) c предложением рассмотреть в рамках Форума ситуацию, сложившуюся с вступлением в силу приказа ФГБУ «Госсорткомиссия» от 31 августа 2018 года № 143 «Об утверждении положения об оказании федеральным государственным бюджетным учреждением «Государственная комиссия Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений» услуг, относящихся к его основным видам деятельности, за плату», оргкомитетом принято решение о включении данного вопроса в повестку дня пленарного заседания (25 октября текущего года), в ходе обсуждения предлагаем рассмотреть проект открытого письма Министру сельского хозяйства Российской Федерации Д.Н. Патрушеву (проект открытого письма прилагается).

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Министру сельского хозяйства Российской Федерации Д.Н. Патрушеву

Уважаемый Дмитрий Николаевич!

Участники третьего Всероссийского Форума селекционеров и семеноводов «Русское поле 2018» поддерживают политику Правительства РФ, направленную на обеспечение продовольственной безопасности страны, которая не возможна без развития отечественной селекции и семеноводства. Принимаемые, особенно в последние годы, меры поддержки (несмотря на их явную недостаточность) позволили приостановить негативные тенденции в отрасли и получить определенные положительные сдвиги по отдельным направлениям.

Вместе с тем, в отрасли остаются ряд направлений, требующих реформирования, одним из которых является сортоиспытание селекционных достижений, как завершающего этапа селекционного процесса. Практически все участники отрасли отмечают несоответствие организации процесса сортоиспытания как методики его проведения, так и современным (индустриальным) технологиям выращивания сельскохозяйственных культур, что ставит под сомнение результаты государственных сортоиспытаний. Несомненно, сложившаяся ситуация связана как с недостаточным финансовым обеспечением ФГБУ «Госсорткомиссия», так и с неэффективным использованием основных средств, находящихся в его ведении.

Участники форума с пониманием относятся к необходимости организационного реформирования сортоиспытаний и неоднократно высказывали свои предложения по этому вопросу.

Вместе с тем, в связи с вступлением в силу приказа ФГБУ «Госсорткомиссия» от 31 августа 2018 года № 143 «Об утверждении положения об оказании федеральным государственным бюджетным учреждением «Государственная комиссия Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений» услуг, относящихся к его основным видам деятельности, за плату», становившего платность испытания селекционных достижений с 2019 года, вынуждены отметить, что определенные приказом условия, носят чрезмерно радикальный характер и могут привести к развалу экономики отечественных селекционных центров и не гарантируют ликвидацию имеющихся недостатков.

В связи с вышеизложенным, как представители одной из самых инновационных отраслей АПК РФ просим Вас, Дмитрий Николаевич:

1. Приостановить действие Приказа № 143 от 31.08.2018.

2. Сформировать экспертную группу из представителей отрасли и их союзов для выработки механизмов организационного реформирования ФГБУ «Госсорткомиссия», обеспечивающих как повышение качества испытаний, так и развития отечественной селекции.

3. Обеспечить поэтапное введение в действие принимаемых реформ, исключающее «шоковое» воздействие на селекционно- семеноводческие центры.

napksk.ru/%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%D0%BE%D0%B5-%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%BE-%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D1%83-%D1%81%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%85%D0%BE%D0%B7%D1%8F%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D1%80%D1%84

Наука «прорыва»

Почему новый нацпроект может привести к краху российской академической мысли. Да и не академической — тоже

Цель нацпроекта «Наука», запускаемого с начала 2019 года, — прорыв в технологиях и место в пятерке мировых научных держав. Знание номинально возвращается в канон идеологии; финансируется апгрейд приборной базы и создание институтов нового типа; разрешается, наконец, вековая проблема внедрения. Однако эти брызги шампанского воодушевляют не всех. На фоне мировых конкурентов ресурс в 400 миллиардов рублей на 6 лет недостаточен для «амбициозных» целей и даже для консервации отставания. Зато повышается зависимость науки от администрации, еще более напрягая и без того непростые взаимоотношения между учеными и властью. У нас это не первый из «инновационных прорывов», с точки зрения эффективности более напоминающих прорыв в трубе.

Ралли спидометров

В декларациях власти цели редко бывают дурными — дьявол таится в методах целеполагания и оценки результата. В нашем случае пугает вытеснение качества количеством. «Прорыв» полностью исчислим: 5 научных держав, удвоение числа публикаций, 15 научно-образовательных центров и 10 «научных центров мирового уровня», 10 000 молодых специалистов, 1500 заявок на патенты, 140 запатентованных технологий, 250 компаний в консорциумах… Цифровизация больших игрушек власти. Все точно, как в данных Росстата, когда нужно, показывающих все — и ничего.

Планировать число исключительно журнальных статей — то же, что требовать от Союза композиторов за 6 лет создать 960 000 музыкальных миниатюр формата «Времен года» или «Детского альбома».

Отчитываться заявками на патенты — это как оценивать сборную числом попыток ударить в сторону ворот. И это не казус, а именно установка. При допуске руководства РАН было категоричное условие: никаких «лишних слов» — только то, что сопоставимо с мировым уровнем в числах. Насколько такая калькуляция релевантна задаче и совместима с самой природой науки, не обсуждается. Как в одном из лучших фильмов о науке «Весна»: «Масса солнца два октилиона тонн! Три октилиона свечей!»

Цифры в наукометрии о чем-то говорят, но лишь как побочный результат и косвенный индикатор. Когда же цифра становится ориентиром, происходит сдвиг мотива на цель, и люди начинают работать не на задачу, а с прибором — во всех смыслах. Целью становится не догнать и даже не развить скорость, а обеспечить положение стрелки. Тоже инновации, но особого рода — лучший способ номинально отчитаться перед начальством, завалив программу по сути, как мы любим и умеем.

Теневая идеология проекта

Каждый проект закона или программы начинается с раздела «Концепция», обсуждаемого в первую очередь. Это идеология проекта или, если угодно, его философия. В нашей презентации такая идеология сознательно элиминирована, но это не значит, что ее нет в подсознании и что ее нельзя реконструировать. Философия есть всегда и везде, но латентно и в виде непромысливаемых «очевидностей», очевидных только обывателю.

Управление производством знания — тоже отдельная наука, и ее неявные азы в основании проекта также всегда можно реконструировать. В проекте «Наука» такие представления либо не выходят за рамки обыденных, либо антинаучны: оргвыводы строятся на ложных посылках, при замерах результативности используется методологически «грязный» инструмент и т.п.

Наукометрия против экспертизы. Фундаментальная ошибка — представления о том, что в планировании и оценке результатов в науке все исчисляется «объективно» замеряемыми параметрами. Типичная иллюзия: таких теорий уже давно нет даже в качестве ошибочных. Зато есть сложная наука о науке: социология знания, логика и методология научного исследования и отдельно — строгие методы формализованной экспертной оценки. Однако профессиональная экспертиза отодвигает внешнего функционера на задний план, что противоречит духу всего проекта и всех наших «реформ». Для универсального менеджмента важна возможность принимать решения, ничего не понимая в сути предмета, а это возможно только с помощью арифмометра.

Показатели против продукта. Другая необходимая опция — возможность «подкручивать» прибор для получения победной отчетности. Все знают, как натягивался результат в повышении зарплат ученым в соответствии с прошлым «майским указом». Концепция нового проекта должна была бы начаться с работы над ошибками и с гарантий, что такое не повторится. Однако и в этом плане теневая идеология проекта создает идеальную среду для манипуляций и симуляции. На первый взгляд это согласуется с общим духом «большой политики ошеломляющей видимости». Но в данном проекте мешают глобальные претензии прорыва. Это как Путину щеголять перед мировой элитой часами Blancpain в китайской реплике.

Рывок вместо обустройства. Вся эта идеология неявно исходит из того, что прорывы возможны без укрепления тылов и линии фронта. Политика внешних эффектов: «Блеснули две форели…» — а там трава не расти. Чтобы производить сверхновое и сверхсложное, надо для начала восстановить саму способность производить, освоив среднеинновационные и среднетехнологичные производства. В противном случае авангард, оторванный от своего обоза, попадет в котел, сам перейдет на сторону противника и начнет воевать против тебя же. Системную отсталость нельзя обхитрить прорывами. Прежде чем мечтать об искусственном интеллекте, надо решить проблемы с интеллектом естественным.

Допинг вместо физкультуры. Это принципиально: либо наука сама развивается оптимальным образом в условиях, когда ей хотя бы не мешают, — либо ее «развивают» извне под административным давлением. В нашем случае явно доминирует идея форсированной стимуляции вместо создания условий. Наращивание публикационной активности — это еще и способ «заставить ученых работать» при полном непонимании истинных мотивов и стимулов научного творчества и беззаветного служения науке. Так же в проекте решается пресловутая проблема внедрения: согнать в инновационные консорциумы 250 компаний, которые сейчас финансировать науку и инновации почему-то не рвутся. И это вместо того, чтобы оптимизировать условия производства знания, всерьез создав отечественный Doing Science, подобный Doing Business. Наши условия для мегасайенс и вовсе кислотные.

Административный восторг против статуса ученого. В системе производства и утилизации знания символический капитал значит не меньше финансового. Профессия нуждается в уважении и самоуважении. Сейчас статус ученого в России опущен небывалой административной надстройкой, а процедуры инициации дискредитированы обилием кандидатов и докторов с проблемами на уровне ЕГЭ. Прорывом было бы простое действие: к чертовой матери лишить степеней всех политиков и функционеров с сомнительными диссертациями и защитами. Нынешняя система руководства наукой унижает ученое сословие, возвышая слой политических и административных кураторов с их подельниками и заложниками из самой научной среды.

«Вторая наука»

Советская власть, при всех идеологических издержках, создала не худшую в мире систему производства знания и его утилизации — практически уникальный в истории мировой науки полный научный комплекс. В отношении академии нет лишних иллюзий, но это и не повод создавать параллельную систему, не исправляя недостатки существующей, но втягивая худшее, что есть в академической бюрократии.

Это тоже своего рода конкуренция: если не получается конкурировать на территории нормальной науки, можно соревноваться в параллельном пространстве, используя все преимущества политического и административного влияния, включая доступ к телу. Для этого создается своего рода вторая наука, которая должна расцвести на чистом месте и показать старой науке, как надо делать и продавать знание. Будто не было Роснано, «Сколково» и др.

Пока из публичных данных не вполне ясны будущие отношения между вновь создаваемыми структурами и существующей системой: «на базе» старых лабораторий, с их «участием» или же на новой основе, отдельно. Но и нет гарантий, что не реализуется худший из вариантов — параллельный. Проблема уже давно стала системной. В СССР внешний по отношению к науке аппарат имел какие угодно преимущества — идеологические, статусные, но не деловые. В новой России также долгое время работала идея Косыгина: «Реформировать Академию — что стричь свинью: визгу много, а шерсти мало». Но теперь, когда объекты «стрижки» разобраны, но появилась возможность перераспределить потоки, наука становится интересным куском с потенциалом социального, организационного и статусного «отката», не говоря о других видах заинтересованности. Типичное порождение коммерциализированного авторитаризма: хвост рулит собакой в собственных интересах.

Создать на чистом месте плацдарм для небывалого прорыва непросто: помимо денег и полномочий нужны площади, кадры. Все это чревато новыми закрытиями, экспроприациями и скандалами, для которых внутриполитическая атмосфера складывается не лучшим образом. Простому перетоку кадров будет мешать академический патриотизм и неприятие самого стиля реформы. Планы репатриации мозгов упрутся в политическую атмосферу как минимум. Наконец, сама технология стимулирования приведет к тому, что все преимущества окажутся (уже оказались) не у потенциальных авторов прорывных откровений, а у энергичной и организованной серости, умеющей поднимать библиометрию на пустом месте.

Шансов как минимум два. Либо сработает испуг перед неминуемым провалом и протестом самого научного сообщества — либо будет попытка реализовать худший из вариантов, но, как обычно, слегка корявая. И тогда поможет культурный код: «Лень простого русского человека это не грех, а совершенно необходимое средство нейтрализации кипучей активности руководящих им дураков» (с).

Наука и власть: война миров

Взаимоотношения науки и государства в принципе проблемны, но сейчас это отдельная и куда более общая тема. Постмодерн смешивает бинарные оппозиции в отношениях «друг—враг» и самих формах ведения войны. Это уже давно не просто оттопыренная философия в духе Шмитта–Фуко–Лиотара, но живые реалии внешней и внутренней политики. Война гибридная, холодная, гражданская, «вежливые люди», которых «там не было», ПЗРК из Военторга — сплошные спецоперации, троянские кони и вирусы. Сами мирные инициативы становятся формой экспансии — проникновения и вмешательства.

В новой, постмодернистской реальности «власти–знания» о планах государства в отношении науки также нельзя судить по риторике вечного мира и даже дарам. Менее доверчивые техники распознавания намерений фиксируют только реальные, эмпирически фиксируемые действия на развилках. В военной науке есть понятие «миронарушитель» с полным описанием состава деяния. Такая аналитика безжалостна, но не более чем сами стремительные удары, периодически реформирующие науку из засады и в спину. Остается понять, что именно заставляет благодетеля вести себя в отношении благоприобретателя с манерами законченного агрессора.

Этот роман пришлось бы назвать «Опасные связи» или «Накануне». Президента РАН Фортова знакомят с законом о ликвидации Академии в ночь перед внесением проекта в Думу. Высочайшее обещание на три года совместить посты президента РАН и руководителя ФАНО исчезает как не было. Без лишней заботы о прикрытии срываются нормально подготовленные выборы президента РАН. Под видом упразднения ФАНО поднимается в статусе до Минобрнауки со всеми своими претензиями и аппаратными причиндалами. Это уже не инциденты, а доктрина и стиль: ночи длинных ножей, эффекты внезапности и сплошные неожиданности — неприятные и недетские. Для обсуждения нового нацпроекта ученым не хватает всего двух вещей: времени и самого текста. Наука узнает о контурах проекта «Наука» в пересказе газет, когда уже все решено.

При любых побуждениях власти такая техника общения возможна лишь в двух случаях. Либо ученые — это дети, которых умным людям приходится воспитывать во всеоружии взрослых хитростей. Либо — это все же война с упертым и изощренным противником.

Если РАН — это детсад с пожизненной продленкой, то кто эти взрослые, взявшиеся учить науку научной организации науки? Если же это война, то кого с кем и за что?

Самое простое — война некомпетентности против обычных для науки процедур инициации и аттестации как системы «защит». Нормального диалога с наукой о науке эта реформация не выдерживает. Эти проекты просто нельзя защитить, как нельзя провести через нормальные советы беспомощные диссертации политиков и функционеров. Отсюда и анонимность проекта. Лишний риск оказаться в положении «экспертов» Рособрнадзора, закрывавших Европейский университет и Шанинку… и тут же уличенных «Диссернетом» в ничтожности с признаками злоупотребления. Идея: «Незнание — это сила» работает только в паре с другим принципом: «Война — это мир». Когда-то для Грузии придумали «принуждение к миру». Теперь у нас власть в отношении науки занимается «принуждением к исследованию и творчеству».

Иду на грозу

Так назывался один из героических фильмов о советской науке. Власть обрекает себя на серьезные риски самими попытками «познать» науку (в разных смыслах этого слова) — да и население в целом. Зашкаливающие рейтинги только на первый взгляд говорят о большой любви: в мирном сосуществовании народа и государства таких цифр не бывает. Эта ненормальная популярность (там, где она действительно есть) именно «завоевана» — со всеми неприятными коннотациями этого слова. Если пока у нас еще плохо с «наступательной идеологией» от недоучек, то с «агрессивной пропагандой» все в порядке: во всемирной истории промывания мозгов эти немереные ресурсы и ошеломительные эффекты почти беспрецедентны.

Однако такой надрыв не бывает долгим. Чтобы держать население в тонусе обожания или хотя бы доминантной лояльности, необходимы все большие дозы идеологических и пропагандистских «веществ». Проблемы с передозом начинаются как у потребителей, так и у самих дилеров. Все, что выглядит поначалу чередой досадных неудач, становится тенденцией. Система не выдерживает растущей нагрузки. Начинается распад самой гибридности. Общество перестает принимать правила игры и соглашаться с грубыми условностями. Не срабатывает сама тактика заигрываний, как это было, например, на губернаторских выборах, в том числе с обласканным Приморьем. Чтобы хоть как-то выбраться из этого пике, надо менять сам характер взаимоотношений, но политическая инерция пока преобладает: люди делают, что умеют и как привыкли, не задумываясь о не самых отдаленных последствиях. С некоторых пор эти данайцы сюда ходят с «дарами» как на работу, но соблазн получается каким-то ущербным и неискренним, не по любви. Никому в голову не приходит, что «обласканное» таким нацпроектом научное сообщество в итоге не только не прильнет к благодетелю, но и затаит обиду и злобу, которая может вылиться в самый неподходящий момент?

Нельзя недооценивать смену тенденции в целом. Проще всего провести параллели с пенсионной реформой, вносящей раскол между всеми доживающими и теми, кого новые тяготы никак не затрагивают, — представителями власти, силовых структур и прочей опричниной. Новая модель, проступающая в отдельных контурах проекта «Наука», грубо раскалывает научное сообщество по линии приближенности к источнику денег и прочих ресурсов, в том числе организационных и символических. Но и это лишь видимый слой. В общем виде проблемы с лояльностью, эффективностью промывания мозгов и прочим инструментарием «принуждения к любви» начались еще до объявления о планах повысить пенсионный возраст. Надо понимать, что отношение научного сообщества к власти тоже подвержено известной динамике, и реализация нового проекта по старым аппаратным лекалам лишь усугубит ситуацию. До какой-то степени исправить положение дел еще можно, но есть и необратимые моменты. Аппаратные спецоперации на территории науки уже слишком наследили, причем грубо, как с паспортами и билетами туристов из ГРУ. Здесь все ходы записаны, и возвращать взаимное доверие если и придется, то с большим трудом. В относительно мирные периоды взаимодействие налаживается, как в логике «стационарного бандита», но все живут в ожидании следующей диверсии или удара.

Мудрый человек сказал: «Любовь, как война… легко начать… тяжело закончить… невозможно забыть…» К войне под видом любви это тоже относится.

www.novayagazeta.ru/articles/2018/10/17/78223-nauka-proryva

Союз науки и бизнеса в свекловодстве: новые горизонты

Игорь Бартенев, заведующий лабораторией семеноводства Всероссийского научно-исследовательского института сахарной свеклы и сахара им. А. Л. Мазлумова, кандидат технических наук

— В этом году наш институт выращивал элиту — и на семена, и чтобы на будущее иметь определенный запас родительских компонентов разных гибридов. Все они — российской селекции. На своих полях в подработанном виде получили 500 кг семян перспективного гибрида РМС-127, которые уже отправили в Крым на посев. С нашими партнерами — ГК «Логус Агро» — в Новоусманском районе Воронежской области вырастили больше тонны семян элиты гибрида Рамоза, неплохой урожай семян наших гибридов РМС-120 и РМС-127 в этом году был в Крыму. В одном хозяйстве урожайность превысила 4 т/га, другое попало под град, там вышло поменьше. В Пятигорске собрали около 50 т семян гибрида РМС-127, в хозяйстве «Щелково Агрохим» в Орловской области — 20 т семян гибрида Рамоза.

Производство семян сахарной свеклы — дело не одного года, поэтому фундамент на будущее должен быть заложен заранее. Под элиту культуры ВНИИСС в этом году в два раза расширил закладку маточных посевов. Сейчас сахарная свекла еще в поле — корнеплодами, в следующем сезоне из них мы рассчитываем получить хорошие семена. Пока все идет так, как планировали — постепенно расширяем и ассортимент, и производство семян отечественных гибридов этой стратегически важной для страны культуры.

Наше — лучше

В активе российских ученых уже есть несколько перспективных разработок. В 2019 году будем продвигать в производство новый гибрид РМС-129. В ходе государственных сортоиспытаний в закрытом ключе (когда испытателю известен только цифровой код образца) он превзошел иностранные гибриды Алена и Агриппина, которые были использованы в качестве стандарта. На Ростовском сортоучастке РМС-129 показал урожайность 866 ц/га с сахаристостью 17,7 %, на Краснодарском — 770 ц/га с сахаристостью 23,2 %, на Орловском — 668 ц/га (сахаристость 17,6 %), в Татарстане — 717 ц/га. То есть в основных свеклосеющих регионах он дал урожайность от 700 до 800 ц/га — это свидетельствует о высокой конкурентной способности наших новых материалов.

Кроме того, в союзе с селекционным центром «СоюзСемСвекла» мы создали еще шесть гибридов с использованием совмещенных родительских форм, которые также переданы на государственные сортоиспытания. Как они себя покажут, станет известно в декабре. Тогда будем работать с ними дальше и, возможно, уже начнем их размножение. Чтобы к тому времени, когда завершатся государственные испытания, и они получат допуск, у нас в достаточном количестве были семена родительских компонентов. Так что по будущим перспективным гибридам сейчас работаем с опережением.

Испытания новых гибридов и тех, которые сейчас находятся в производстве, заложены в пяти эколого-географических точках. Это основные свеклосеющие регионы — Тамбовская, Белгородская, Воронежская, Краснодарская и Курская области, где высевают практически 80 % российской сахарной свеклы. Отечественные гибриды сравниваем с двумя иностранными стандартами, делаем два учета — для ранних и поздних сроков уборки. Результаты оцениваем по всем хозяйственно-полезным признакам, а то, что выращиваем у себя, еще проверяем и на лежкоспособность, изучаем их пригодность для хранения.

Нам часто ставят в укор, что российские гибриды уступают лучшим зарубежным аналогам до 10 % по урожайности. Но, обращу особое внимание, — только лучшим. К тому же, на мой взгляд, такая оценка только по одному показателю абсолютно недостаточна. Приведу пример: Заинский сахарный завод в Татарстане, который высевает гибриды исключительно иностранной селекции, в прошлом году получил 1,5 млн т сырья, но 300 тыс. тонн сахарной свеклы просто сгнило в кагатах — погибло 20 % выращенного урожая. Логичный вопрос: зачем нужно преимущество по урожайности в 10 %, если фактические потери в два раза больше этой прибавки? Ведь, чтобы получить дополнительные 10 % к урожайности, нужно купить более дорогие семена, защитить культуру, вырастить, выкопать, перевезти — накладываются дополнительные расходы. И когда такой объем свеклы гибнет, это гораздо большие потери, чем просто неполучение 5 или 10 % урожая. В последнее время производители стали обращать внимание на устойчивость гибридов к хранению, но, все равно, главным критерием для наших свекловодов пока остается урожайность. Однако, как показывают наши новые гибриды, отставание по этому показателю нам удастся преодолеть в самой краткосрочной перспективе.

Селекция в пробирке

Сотрудничество с ведущими российскими компаниями позволило отечественным ученым использовать в селекционной работе возможности биотехнологий. Совместно с компанией «Щелково Агрохим» мы улучшаем родительские компоненты с помощью культуры in vitro. Из лучших родоначальников получаем клоны, выращиваем их в пробирках, а потом — в теплицах. В этом году таким способом уже получили первые семена. После их высева будущие растения сохранят все преимущества родителей, ведь изначально их генотип был сформирован из единичного корнеплода. В селекции всегда существовал прием получения лучших родоначальников из одного корня. Корнеплод, отобранный по форме, массе, содержанию сахара разрезали на 4-6 частей, укореняли в грунте, чтобы отросла ростовая почка, и только потом высаживали. Теперь же биотехнологии позволяют из одного корня получить сразу 500 растений, то есть коэффициент размножения из единичного родоначальника увеличился в 100 раз.

Совместно с селекционным центром «СоюзСемСвекла» в нынешнем году ВНИИСС начал получение из линейного материала новых гибридов (своих и СоюзСемСвеклы) гаплоидных, то есть чистых моногенных линий. Конечно, дистанция от них до коммерческих гибридов достаточно велика, но таким образом будет сформирован банк данных генетически чистого материала, с которым мы гарантированно воспроизведем любой опыт.

И если по каким-то причинам ожидаемые результаты ранее не были получены, при поступлении новых источников его можно будет использовать для последующих скрещиваний в первозданном виде. Генотип сохраняется неизменным и в виде семян, и в виде депонированных растений в культуре in vitro. Это тоже новые для нас возможности биотехнологий, которые позволяют сохранить ценный генетический материал.

На сегодняшний день коллекция института достаточно большая. В нашем активе — самые разные формы, также ежегодно получаем образцы из Всероссийского института растениеводства имени Вавилова: и новые, и старые отечественные. В прошлом году отработали около 100 ВИРовских номеров, в этом году материал, который понравился селекционерам, запросили повторно. Сейчас у нас около 5 тысяч разных номеров. Коллекция не прибавляется быстро и сильно — генотип свеклы достаточно узкий. Но с учетом ВИРовских номеров и тех, что созданы в собственной лаборатории биотехнологии ВНИИССа, за последний год она пополнилась примерно на две сотни новых образцов. Среди них есть интересные формы, полученные в нашем институте — устойчивые к засухе, засолению и другим неблагоприятным факторам.

Науке – техника

Главная оценка труда селекционера — поле. Любой селекционный номер, созданный в лаборатории, требует проверки в полевых условиях, на протяжении нескольких лет и в разных комбинациях. Поэтому площади под полевыми опытами ВНИИСС постоянно расширяет. В 2018 году опыты со свеклой первого года жизни заняли около 20 га, второго года жизни — 10 га. Семенники разных комбинаций скрещивания выращиваем на 200 изолированных участках. И это не наука ради науки — все наши опыты представляют определенный практический интерес, и их результаты будут использоваться практиками свекловодства. Есть как селекционные опыты, так и технологические — проверяем оптимальные схемы питания культуры, сроки и дозы применения фунгицидов, гербицидов, некорневых и корневых подкормок. В этом году, например, испытываем эффективность фунгицидов от пяти производителей, причем на разных гибридах. Смотрим, как они отзываются на обработки, исследуем устойчивость к болезням и вредителям.

Техника для полевых работ у института есть, но достаточно изношенная, некоторые образцы — 60-х годов выпуска. Надеемся существенно обновить машинный парк в рамках федеральной научно-технической программы «Селекция и семеноводство сахарной свеклы», на которую государство планирует выделить около 3 млрд рублей. В первоочередном порядке предполагается запустить три таких проекта — по картофелю, птице и сахарной свекле. Отбор заявок по направлению «картофель» в Минсельхозе уже начался, думаю, до конца года объявят прием заявок и по свекловичной программе.

Сложность заключается в том, что узкоспециализированную технику для семеноводства в России не производят. Мы можем купить машины общего назначения: тракторы, почвообрабатывающие агрегаты, но нам также нужны и маленькие свеклоуборочные комбайны, другие механизмы. Будем смотреть, что используют коллеги из Европы и стран СНГ — знаю, что белорусская опытная станция оснащена техническими средствами датского производства, которые позволяют существенно поднять производительность и облегчить тяжелый труд, ведь он ложится преимущественно на женские плечи. Сегодня и корнеплоды, и ворох мы убираем вручную. На наших небольших делянках это еще можно как-то оправдать, но для больших площадей такой подход уже неприемлем.

Поэтому проблемой технического обеспечения семеноводства сахарной свеклы занимаемся и сами. Наш крупнейший партнер — компания «Щелково Агрохим», у института они приобретают семена родительских компонентов и выращивают из них семена фабричной генерации. Мы ведем совместную работу по сопровождению посевов, контролю качества и вместе занимаемся разработкой новых механизмов для повышения эффективности семеноводства.

В этом году будет завершена работа над созданием полуавтоматической высадко-посадочной машины для высадки штеклингов. Пока свеклу второго года жизни мы высаживаем вручную — как 100 и 200 лет назад, под так называемый копач. Новое приспособление механизирует этот процесс, позволяет произвести работы в оптимальные агротехнические сроки. Мы уже испытали опытный образец, высадили таким образом более 2 га семенников. Задача человека существенно облегчается — остается только опускать корнеплод в приемный стаканчик, который сам ориентирует сахарную свеклу, а специальные устройства раздвигают землю и после придавливают ее. Думаю, к следующему году мы изготовим работающий экземпляр такой машины. Макет испытали и на песчаном грунте, и с высадкой — он абсолютно работоспособен. Теперь внесем некоторые доработки в конструкцию, доведем ее и будем тиражировать для использования в семеноводческих хозяйствах.

Объединение науки и бизнеса в работе над проблемами отечественной селекции и семеноводства уже дало свои плоды. Перед наукой стоят одни задачи — провести исследования, разработать новые способы и методы, технологии. А сотрудничество с бизнесом помогает осуществить трансфер новых знаний в производство, с успехом применять их на практике и получать хорошие результаты.

www.betaren.ru/pressa/251/

В Минсельхозе обсудили обеспечение аграриев качественным семенным материалом

Первый заместитель Министра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов провел селекторное совещание с региональными органами управления АПК Дальневосточного Федерального округа (ДФО) и Байкальского региона. Главной темой совещания стало обеспечение аграриев качественным семенным материалом для проведения весеннего сева. Представители регионов рассказали о предварительных итогах завершающейся уборочной кампании, а также отчитались о заключении договоров на поставки семян.

Джамбулат Хатуов напомнил о требовании Минсельхоза по использованию в севе исключительно сертифицированных семян – сортов сельскохозяйственных культур, которые включены в Государственный реестр селекционных достижений. Первый заместитель Министра также обратил внимание на необходимость более активной работы с аграрными научными учреждениями для внедрения в производство новых перспективных сортов отечественной селекции.

Кроме того, на совещании поднимался вопрос о возможности выделения дополнительных средств на обеспечение независимости от поставок семян зарубежной селекции и увеличение производства сельскохозяйственной продукции как для собственного потребления, так и дальнейшего роста экспортного потенциала Сибири и Дальнего Востока.

По итогам совещания региональным органам управления АПК было дано поручение – провести детальный анализ структуры севооборота на их территориях, а также еще раз проанализировать сортовой состав семян, закупаемых для формирования урожая 2019 года.

Следующее совещание, на котором будут рассмотрены точки роста отечественного семеноводства на Дальнем Востоке, запланировано уже на следующей неделе.

mcx.ru/press-service/news/v-minselkhoze-obsudili-obespechenie-agrariev-kachestvennym-semennym-materialom/

Озимая тритикале Башкирская 3 – серебряный призер российской агропромышленной выставки «Золотая осень-2018»

Новый сорт озимой тритикале Башкирская 3, выведенный в Башкирском научно-исследовательском институте сельского хозяйства, удостоился серебряной медали  российской агропромышленной выставки «Золотая осень-2018». Мероприятие проходило 10-13 октября в Москве на ВДНХ. Сорт был представлен на конкурс «За создание новых сортов и гибридов сельскохозяйственных культур» в номинации «Селекция и семеноводство зерновых (озимых) культур».

Главное достоинство сорта – более высокая продуктивность и зимостойкость, в сравнении со стандартом Башкирская короткостебельная. Так, средняя урожайность его за годы станционного испытания составила 47,7 ц/га, что на 8,4 ц/га выше, чем у стандарта. В условиях 2016 года урожайность составила 59,5 ц/га. Потенциальная урожайность – 90 ц/га.  Сорт Башкирская 3 значительно превосходит стандарт по массе 1000 зерен (37,8 г против 33 г) и натуре зерна (679 против 668).  Содержание сырой клейковины и белка на уровне стандарта. Хлебопекарная оценка – 3,5 балла, что выше стандарта на 1 балл. Сорт практически не поражается ржавчиной и мучнистой росой, в меньшей мере, чем стандарт, поражается снежной плесенью, высокоустойчив к полеганию, устойчив к засухе.

Новый сорт включен в Государственный реестр селекционных достижений в 2018 году и рекомендован для возделывания в Уральском, Волго-Вятском, Средневолжском и Западно-Сибирском регионах РФ.

mcx.ru/press-service/regions/ozimaya-tritikale-bashkirskaya-3-serebryanyy-prizer-rossiyskoy-agropromyshlennoy-vystavki-zolotaya-o/

Прибыль — 60%!

Доходный рапсовый проект в Калужской области

Официальный дилер CLAAS – компания «СХТ АГРО» – реализовал в Калужской области бизнес-проект по возделыванию ярового рапса. Выручка хозяйства на 60% превысила прямые затраты.

Работы по обработке залежи на поле площадью 200 га проводились в 2017 году. Возделывание ярового рапса началось в мае 2018 года. Были посеяны три гибрида рапса: «Сальца», «Солар» и «Мобиль». Итоговая урожайность культуры составила 32 ц/га. Финансовые результаты таковы: 88 тыс. руб./га – выручка, 37 тыс. руб./га – затраты и 51 тыс. руб./га – маржинальная прибыль.

«Весь проект – от первого дня начала освоения залежи, до реализации последнего центнера убранного рапса – зафиксирован в виде подробной технологической карты, которую может применить любое хозяйство, заинтересованное в возделывании этой культуры. Мы наглядно показали, насколько прибыльным может быть выращивание рапса, если правильно выбрать и применить современную технику и выдержать агротехнические сроки. В качестве основных факторов успеха могу назвать использование высококачественных удобрений, средств защиты растений, семенного материала и, конечно, производительной и надежной техники CLAAS, которая показала высокий результат и качество работы. Уверен, что наш опыт может быть полезен и многим другим хозяйствам», – отметил руководитель проекта «СХТ АГРО» Николай Сергеев.

www.nsss-russia.ru

Новый вызов – перепроизводство картофеляВ рамках агропромышленной выставки «Золотая осень — 2018» врио председателя ФГБУ «Госсорткомиссия» Денис Паспеков принял участие в конференции «Новый вызов – перепроизводство картофеля». Основной темой мероприятия стало обсуждение инвестиционной привлекательности подотрасли и развития экспорта семенного, продовольственного картофеля и картофелепродуктов, а также мер государственной и научной поддержки селекции и семеноводства картофеля.

Определяющим фактором эффективности современного картофелеводства являются сортовые ресурсы. Денис Паспеков подробно рассказал о процессе сортоиспытания картофеля для внесения в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию. Ежегодно на государственные испытания поступают в среднем около 30 отечественных и зарубежных сортов картофеля, которые проходят конкурсное испытание на хозяйственную полезность в различных почвенно-климатических зонах в течение двух лет. Новый сорт картофеля должен превышать стандартный по урожайности, отличаться высоким содержанием сухих веществ, сырого протеина, витамина С. Важными показателями являются адаптивность к агроклиматическим условиям, пригодность к длительному хранению, механизированному возделыванию, возможность использования на различные виды переработки, вкусовые качества клубней, устойчивость к основным распространенным болезням. В настоящее время в Госреестр включено 423  сорта картофеля.

http://gossort.com/news/9271.html