Обзор СМИ

Перечень поручений Президента Российской Федерации В.В. Путина по итогам рабочей поездки в Ставропольский край

Президент утвердил перечень поручений по итогам рабочей поездки в Ставропольский край, состоявшейся 9 октября 2018 года

Отрывок из перечня:

1. Правительству Российской Федерации:

д) представить предложения:

о разработке в рамках Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017–2025 годы подпрограмм по развитию генетического потенциала крупного рогатого скота, селекции и семеноводства масличных, овощных культур.

Доклад – до 25 декабря 2018 г., далее – один раз в полгода.

http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/59014?fbclid=IwAR2ioyhuWODJ_4xZL9IMpTWbJisFPRVX5HESdibsWgy0hsHnoOkfFJjDQU

Медведев поручил прослеживать путь всех продуктов «от поля до прилавка»

До конца апреля в России может заработать единая система обеспечения безопасности и прослеживаемости продуктов — «продуктовая ЕГАИС». Потребитель получит данные о товаре «от поля до прилавка», бизнес — сокращение числа проверок

     Поручение «проработать вопрос об унификации и обеспечении совместности государственных информационных систем», используемых в целях «прослеживаемости сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия», было дано российским премьером Дмитрием Медведевым по итогам правительственного совещания, состоявшегося 31 октября (копия протокола есть в распоряжении РБК).

     Исполнители — Минкомсвязь, Минсельхоз, Минпромторг, Роспотребнадзор, Россельхознадзор — уже к 24 января 2019 года должны представить в правительство план мероприятий по созданию единой системы, а к 22 апреля следующего года — обеспечить ее функционирование. Зачем государству понадобилась «большая продуктовая ЕГАИС» и как она может работать, разбирался РБК.

Зачем государству понадобилась новая единая система

     «Унификация всех существующих специализированных ведомственных платформ в единую государственную информационную систему позволит, с одной стороны, радикально повысить эффективность госконтроля производимой продукции, с другой — обеспечит дополнительные условия для развития честной конкуренции и поддержки добросовестных предпринимателей», — пояснил РБК вице-премьер Алексей Гордеев, курирующий сельское хозяйство. Главная задача системы — «контролировать качество и обеспечивать полную прослеживаемость производства, перемещения и реализации продукции» так, чтобы информация о товарах была доступна «для всех участников рынка — от изготовителей и логистов до ретейлеров и покупателей», подчеркнул Гордеев.

     Благодаря новой системе покупатель, в частности, сможет отследить всю цепочку производства и передвижения интересующего его товара. «Это позволяет защищать наших потребителей от некачественных и небезопасных продуктов питания, вытеснить с рынка фальсифицированную продукцию и ее недобросовестных производителей, а также исключать коррупционную составляющую в работе контролирующих органов», — отметил вице-премьер. Система контроля «от поля до прилавка» позволит России войти в топ лучших стран — производителей биологически чистых продуктов питания, которые востребованы как на внутреннем, так и на внешнем рынке, резюмировал он.

Причем тут молоко

     Как пояснил РБК представитель Минсельхоза, в рамках октябрьского совещания глава министерства Дмитрий Патрушев доложил Медведеву о результатах совместной проверки рынка молока, для которой впервые объединились сразу два контролирующих ведомства — Россельхознадзор, Роспотребнадзор — и Роскачество. «Эта проверка показала, что от 20 до 62% продаваемой молочной продукции не соответствует установленным показателям: по молоку — 20%, по маслу — 36%, по творогу — 62%», — приводит переданные премьеру данные представитель министерства. При этом от 8 до 12% этой продукции — фальсификат, в котором заявленные компоненты, например молочный жир, были заменены на более дешевые — растительное масло, отметили в Минсельхозе.

     Масштабная проверка, о результатах которой и рассказывали Медведеву, была инициирована в начале этого года правительством для выявления основных проблем отрасли. Молочный рынок был выбран не случайно — именно в оценке качества этой продукции чаще всего возникали споры между контролирующими органами, данные о состоянии рынка у служб зачастую значительно расходились. Но результаты совместной проверки устроили всех.

     Итогом проверки, как пояснял РБК Михаил Абызов, на тот момент занимавший пост и.о. министра по вопросам «открытого правительства» (был куратором исследования), должна была стать разработка предложений по мерам профилактики нарушений и совершенствованию законодательства в сфере ​контроля за качеством продукции. «Необходимо определить всю цепочку от сырья до конечного продукта, где могут происходить отклонения», — анонсировал министр. ​

Как может работать система

     В поручении премьера речь идет об унификации государственных информационных систем, которые находятся в ведении Минпромторга, Роспотребнадзора и Россельхознадзора. По словам представителя Минсельхоза, базой для «продуктовой ЕГАИС» следует сделать государственную информационную систему в области ветеринарии ВетИС, компонентом которой является проект «Меркурий» — система ветсертификации, которая работает в России с 1 июля 2018 года и «уже доказала свою эффективность». ​Она обеспечивает прослеживаемость всех подконтрольных товаров (в том числе мясо, рыба, яйца и т.д.), за исключением готовой молочной продукции.

     С учетом того что «Меркурий» обеспечивает контроль не за всеми видами продуктов и не по всей товаропроводящей цепочке, часть функций может обеспечить Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ — совместное предприятие госкорпорации «Ростех», структур Алишера Усманова и Александра Галицкого), уточняет один из участников совещания у Медведева. Маркировка, оператором которой является центр, сейчас используется при контроле за рынками табака, шуб, лекарств и т.д. ЦРПТ готов включиться в работу по маркировке готовой продукции, если такое решение будет принято государством, сообщил РБК представитель центра. Система, по его словам, «легко масштабируется» и позволяет быстро подключать к ней новые товарные группы, она «унифицирована и удобна для бизнеса». ​

Какую выгоду от системы получит бизнес

     На совещании у Медведева, как отмечает представитель Минсельхоза, глава министерства Дмитрий Патрушев также обратил внимание на то, что «важным элементом информационной системы является работа с ее результатами». «Именно анализ этих данных должен становиться основой для принятия надзорными органами управленческих решений, прежде всего по вопросам контрольно-надзорных мероприятий», — приводит озвученную министром позицию представитель ведомства.

     Также присутствовавший на совещании руководитель Роскачества Максим Протасов отметил, что существующие информационные системы контрольно-надзорных органов решают задачи прослеживаемости в своих сегментах, но из-за несогласованности и отсутствия единого формата данных не могут быть интегрированы друг в друга. «Поэтому сегодня мы видим несколько работающих в своей сфере государственных информационных систем, которые имеют серые зоны, что не позволяет комплексно выстроить цепочку движения товара, — отмечает Протасов. — Такая «несогласованность» в том числе становится одной из причин невозможности полного решения вопроса фальсификации». «Продуктовая ЕГАИС», по его словам, позволит оперативно проследить источник небезопасной или несоответствующей продукции и предотвратить причинение ущерба для потребителей на любом этапе обращения, подчеркивает он. «Более того, единая система должна создать единые подходы реагирования контрольно-надзорных органов — независимо от того, в какой именно зоне выявлены нарушения, будь это сырье или готовая продукция», — добавил собеседник РБК.

     При создании единой системы прослеживаемости на базе ВетИС дополнительных затрат для уже зарегистрированных пользователей не возникнет, поскольку все компоненты системы будут синхронизироваться в автоматическом режиме, уверяет представитель Минсельхоза. Вопрос в настоящее время дополнительно прорабатывается, но технически такая возможность имеется, уточнил он.

https://www.rbc.ru/business/09/11/2018/5be405939a79475a5afd42ee

На Кубани будет создан опорный селекционно-семеноводческий центр по сахарной свекле

О селекции сельскохозяйственных культур в Краснодарском крае рассказал вице-губернатор Андрей Коробка

     «Нужно отдать должное и нашим селекционерам, внедрению в производство ранних сортов зерновых культур. Однозначно можно сказать, что если бы не наша мощная наука, то не было бы нынешних рекордных урожаев. Благодаря им мы говорим, что этот урожай на 100% кубанский, что это наше собственное достижение.», – сообщил замглавы Кубани.

     Кроме того, упомянуто, что в крае началось постепенное вытеснение иностранных гибридов кукурузы, подсолнечника и сахарной свеклы.

     «Мы не первый год плотно работаем с ФАНО по этому вопросу. И, наконец, есть прогресс – буквально пару недель назад было принято решение на базе нашей Первомайской селекционно-опытной станции создать опорный селекционно-семеноводческий центр по сахарной свёкле.», – уточнил Андрей Коробка.

     Создание центра и улучшение материально-технической базы селекционно-опытной станции будет за счет средств федерального бюджета.

rossahar.ru/news/news_19513.html

Семеноводческий комплекс перед запуском

В Курганской области смогут производить до 50 тыс. т семян зерновых

     В селе Садовое Кетовского района он осмотрел современный семеноводческий комплекс, который готовится к запуску. В помещении, где зерно принимают с полей и сушат, уже установлено современное оборудование для его очистки, линии для фасовки и упаковки, а также склад тарной продукции. По словам специалистов, только пройдя все этапы, зерно доходит до кондиции, таким образом, повышается его качество. При этом себестоимость зерна снижается. Кроме того, с запуском завода в Зауралье появится возможность существенно увеличить объемы производства элитных семян. Также Вадим Шумков познакомился с работой нового маслозавода в селе Менщиково. Его открыли год назад после масштабной реставрации и модернизации. Из местного сырья здесь производят нерафинированное подсолнечное, рапсовое и льняное масло.

     Вадим Шумков, временно исполняющий обязанности губернатора Курганской области:

— Это рабочие места, это сельская территория, нужно, чтобы наши люди оставались здесь, работали на родной земле. получали хорошую стабильную зарплату, поэтому мы будем помогать решать вопросы. Первое надо максимально посмотреть на масличные культуры, потому что по зерну это высокая конкуренция, а Курганская область она далековата от экспортных рынков, а второе мы сейчас будем обсуждать по проектам по глубокой переработке зерна на территории Курганской области.

     Марат Исламов, руководитель агрохолдинга:

— Мы способны здесь производить семена в объеме 50 тысяч тонн, часовая производительность 20 тонн в сутки, по семенам, по товарному зерну — это 50 тонн. И мы, запустив этот завод, способны обеспечивать сельхозтоваропроизводителей полностью семенным материалом, то есть полностью перевести их на промышленное семеноводство.

www.nsss-russia.ru

Курс на экспорт

Приводится с сокращениями

Семена плохо всходят

     Еще один приоритет проекта «Экспорт продукции АПК» в плане дальнейшей господдержки — семеноводство. Но вряд ли это мера для развития экспорта, поскольку зависимость России от импортных семян составляет по разным культурам от 30 до 95%. Например, семена сахарной свеклы почти полностью импортные, даже семян подсолнечника мы завозим до четверти потребности аграриев, из-за рубежа поступает половина семян картофеля. «Аграрии платят роялти иностранным компаниям за использование семян, а те порой выставляют условия, просят треть урожая в качестве оплаты. Те же пресловутые санкции: запретят продавать семена — и мы попадем в трудное положение», — говорит научный руководитель ВНИИ сельскохозяйственной биотехнологии Петр Харченко.

     Вообще, задача эта вполне решаема при наличии политической воли и подключении бизнеса. Например, с пшеницей и основными видами зерна в стране все в порядке — импортных сортов на полях нет, поскольку селекционеры сумели в 1990-е годы сохранить и улучшить основные гибриды, созданные советскими биоинженерами для каждой климатической зоны. В создании новых сортов риса охотно участвует бизнес. Например, «АФГ Националь» недавно зарегистрировала созданные более чем за десять лет в ее лаборатории новые сорта риса «Танго» и «Чайка». «Селекционная работа помогла нам пополнить разнообразие линейки риса, которого у нас более двадцати видов, — говорит Юрий Белов из «АФГ “Националь”. — Семеноводство также позволяет поддерживать стабильно высокую урожайность. Рис “Чайка” пойдет на экспорт, в этом году мы впервые засеяли на полях свои новые сорта, поскольку успешно прошли государственное сортоиспытание и включены в государственный реестр селекционных достижений».

     В производстве семян подсолнечника ситуация противоречивая: импорт составляет до 25%, при этом наполовину это контрабанда. «Семена российского производства общепризнаны как высокопродуктивные, устойчивые к болезням, — говорит руководитель Национальной ассоциации производителей семян кукурузы и подсолнечника Игорь Лобач. — Иностранные — более ровные, красивые, но по урожайности хуже наших. Вот их и покупают любители эстетики. В то же время российские стоят две тысячи рублей за гектарную единицу, а импортные — семь-восемь тысяч. И половина импорта — контрабанда, это воспроизведенные за границей российские семена, в то время как у российских семеноводов мощности простаивают на 65 процентов».

     Зато в последние годы начал развиваться экспорт российских семян подсолнечника, около десяти тысяч тонн в этом году было поставлено в страны Центральной Азии и Турцию, где обрадовались предложенным ценам. Государство субсидирует научную селекционную работу, но ведется она вяло. «И здесь первая помощь могла бы быть просто административной, — говорит Игорь Лобач. — Бизнес сам бы вел селекционную работу, если удастся отладить быстрый экспорт. Для продажи семян за рубеж надо сначала отвезти и показать образцы. На границе заставляют получать сертификат на партию в полтора килограмма, а столько новых семян в природе еще нет. От государства также понадобится компенсация до половины затрат на регистрацию наших сортов за рубежом. В Европе два года сортоиспытаний обходятся в десять тысяч евро. Третье направление госпомощи — компенсация затрат на продвижение».

www.nsss-russia.ru

В России давно пора вводить продовольственные карточки

     Как и предсказывали некоторые эксперты, все непопулярные экономические меры в построении развитого капитализма свалятся на наши головы аккурат сразу после выборов президента. Так оно, собственно, и произошло. Удар за ударом — и все по нашему карману. Пенсионный возраст, взбесившиеся цены на бензин…

     Одна радость и свет в окошке оставались — отечественное село с его программой импортозамещения. Как писал Александр Твардовский, «земля в длину и в ширину кругом своя, посеял бубочку одну — и та твоя…» Нашим-то продуктам с чего дорожать?! Но и пекари поддались общему ажиотажу: цены на хлеб поползли вверх. Что дальше? Больше?.. Об этом мы беседуем с доцентом Тимирязевской сельхозакадемии, ведущим телепередачи «Аграрная политика» на канале ОТР Игорем АБАКУМОВЫМ.

Не хлебом единым

— Игорь Борисович, теперь уже можно не гадать на кофейной гуще, слухи подтвердились: хлеб таки дорожает. Некоторые горячие головы прогнозируют аж по 35 рублей за батон — при нынешних 20.

— На мой взгляд, хлеб сегодня не является продуктом жизненной необходимости…

— Не рискуете повторить «подвиг» саратовского министра с ее «макарошками»?

— Об этой даме вообще говорить не хочу: совершенно отмороженная чиновница с отсутствием элементарного уважения к людям. Даже если в голову и лезут подобные мысли, их надо испугаться и гнать от себя, закрывая рот обеими руками.

     Я о том, что малоимущие слои населения сегодня имеют возможность диверсифицировать пищевой баланс в сторону овощей, курицы, свинины, растительных масел. Набирать суточный баланс калорий и белка. Не думаю, что наши сограждане сильно взволнуются от подорожания буханки или батона на 10–15%. С советских времен его цена оставалась незыблемой годами и десятилетиями. С 20-х годов прошлого века считалось, что дорожать может все на свете, только не хлеб. Мне кажется, это ошибочная точка зрения: уже давно хлеб даже для самых бедных слоев населения не является основным продуктом питания. Никто уже исключительно хлебом не питается.

     Странно, что особо по этому поводу возмущаются некоторые политические круги. Видимо, сказываются фантомные боли от рассказов дедушек и бабушек, как им доставался хлеб, как крошки со стола смахивали — и в рот… Это наша история, которую нужно помнить и чтить. Я не говорю, что можно наплевательски относиться к хлебу, — ни в коем случае! Он действительно всему голова, достается тяжело. Но в условиях инфляции дорожают электроэнергия, транспорт, топливо. Почему хлеб не должен дорожать? Здрасьте!

     Чтобы вырастить пшеницу или рожь, кроме армии земледельцев нужны селекционер и селекционная станция — она размножит семена. Нужны элеваторы, где хранятся урожай, логистика… В процесс выращивания и хранения урожая вовлечены сотни тысяч человек!

     Учтем, что крупные хлебопекарные комбинаты несут еще и другую нагрузку: в «час икс» они должны так перезапустить производство, чтобы в течение суток поставить на поток выпуск ржаного хлеба. Именно буханок и именно ржаных. Они дольше хранятся, и их «кирпичики» удобнее упаковывать и перевозить. Сама эта форма родилась накануне Русско-японской войны, чтобы оперативно поставлять хлеб в войска. На хлебокомбинатах сохраняют и поддерживают этот мобилизационный ресурс. Тоже затраты — на обновление оборудования, кадры, расходный материал.

— Наш бронепоезд стоит на запасном пути?..

— Разумеется. И этим предприятиям никто не компенсирует затрат — ни МЧС, ни Минобороны, ни правительство. Все только контролируют и контролируют.

     «Час икс» — не обязательно война: любое стихийное бедствие. В разрушенный сильнейшим землетрясением Спитак в 1988 году самым первым спасателем прибыли составы с ржаным хлебом. Мелкие хлебопекарни, при всем уважении к малому бизнесу, такой поток организовать физически просто не в состоянии.

     Отечественным политикам нужно открыто признать, что хлеб — дорогой продукт. Но он при этом должен быть доступным всем слоям населения. И что не хлебом единым мы живы. Говорить сегодня нужно о здоровом, сбалансированном питании всех россиян. Чтобы в рационе были и мясо, и рыба — пускай не красная…

Наша карта бита

— Как это обеспечить — вот в чем вопрос. Скатерти-самобранки у нас ведь нет.

— Вот с экономическим инструментарием действительно в России хуже. Со времен Великой депрессии в США появились продовольственные карты для малоимущих — фудстемпы. Сегодня это обычная магнитная карта, куда власти переводят пользователю — малоимущему и безработному — энную сумму на пропитание (в среднем 120 долларов в месяц). Ее он может потратить только на еду, преимущественно отечественного производства. Виски или сигареты, импортное продовольствие по этой карте в супермаркете не отпустят. Фудстемпами пользуются более 23 миллионов американцев.

— В России такие разговоры тоже ведутся, и уже давно!

— Лет 15–20. Предлагались магазины для бедных, но это, согласитесь, вещь страшно унизительная. В некоторых крупных городах такие дискаунтеры даже открывались. Цены там, прямо скажем, были не копеечными, но продукты — без слез не взглянешь: сыр — не сыр, молоко — не молоко. Бр-р-р!..

     Такая социальная поддержка может обойтись российскому бюджету в 250–300 миллиардов рублей. Правда, в расчетах до 2014 года, когда малоимущих было поменьше, чем сегодня. Карты намеревались вводить в 2017 году, потом сроки сдвинулись на 2018-й. Сейчас о них даже не вспоминают.

Причины и следствия

— Ваше мнение по урожаю-2018, по его недобору? Мы уже привыкли быть впереди планеты всей по экспорту зерновых. А нынче в закрома Родины засыплем на 30 млн тонн меньше. Виноват климат, засуха? Или новый министр сельского хозяйства решил выдавать сведения без приписок?

— В нынешнем году ничего страшного не произошло, и погода не была экстремальной. Вот что будет лет через десять? По прогнозам ВНИИ экономики сельского хозяйства, озвученным совсем недавно, из-за глобального потепления засухи станут происходить все чаще, Юг России превратится в аграрную пустыню — там нужно уже сейчас менять технологии и переносить основное производство зерна в Центральный федеральный округ. Впрочем, сигналов SOS пока никто не слышит. Ведь у нас все нормально. Объем экспорта тоже значительный, Новороссийский порт не успевает отправлять баржи с зерном за рубеж…

     Разрыв урожайности в России мог быть меньшим, если бы государство сглаживало пики цен на продовольствие. Что на практике? То падение закупочных цен, то рост. Из одной крайности — в другую. Когда они сильно снижаются по причине большого урожая, у селян нет возможности ни выплатить зарплату, ни погасить взятые кредиты. Кредиты брали, чтобы получить большой урожай, это требовало правительство и местные власти. Вопрос: зачем, если цены рухнули? В результате с кредитами не рассчитались, средства защиты растений под посевную-2018 покупали подешевле (что-то разлитое в гараже), семенами пользовались попроще, от обновления парка отказались. И вот — закономерный финал.

     В общем, нынешний урожай — следствие того, что закладывалось год назад, когда мы рапортовали об очень высоких достижениях и когда закупочные цены были в 1,5 раза ниже сегодняшних. Что касается приписок, то они были всегда. У нас как таковой системы сельхозстатистики нет, в Росстате этим занимаются несистемно. В США департамент сельхозстатистики действует больше 150 лет, скрупулезно собираются сведения от всех фермеров. Им сообщать неточные данные о своем хозяйстве смысла нет: государство нивелирует закупочные цены при перепроизводстве или наоборот — при форс-мажоре, на «голодном пайке» своих крестьян не оставляет. Мы же точно не знаем ни среднюю урожайность с гектара по регионам, ни валовые сборы. Прогнозировать сложно.

— Недавно разговаривал с крестьянами со Ставрополья, из Невинномысска. Говорят, в крае все распахано и все засеяно пшеницей. Все: пастбища, где раньше пасли скот, придорожные территории… В итоге на личных подворьях число коров уменьшилось: нечем кормить. А мы гордимся, что первые в мире экспортеры хлеба. Нужен нам такой экспорт?..

— О чем и речь! Многие обрабатывают площади, которые им не принадлежат. В стране 80% всех сельхозземель — государственные, они не стоят в кадастре. 20% — стоят, а 80 — нет.

     Пока они не числятся в кадастре, местные власти втихаря сдают землю в аренду, официально не заключая договор. Арендатор с них получает урожаи. Отсюда — дополнительное зерно и «рекордная» урожайность по 70–90 центнеров с гектара. А если ее «размазать» на все неучтенные массивы, то, возможно, получится и 15, и 20 центнеров с га… Нет планирования зернового хозяйства. Президент Путин только в нынешнем году дал такое поручение Минсельхозу.

 О бедных крестьянах замолвите слово

— Новый министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев заступил на вахту в мае нынешнего года. Что-то решительное уже предпринял?

— Говорить пока рано. Дмитрий Николаевич — из технократов, эта категория чиновников — в фаворе у президента. Но он слабо знает сферу мелкого и среднего бизнеса. Россельхозбанк, который он возглавлял, в основном работал с агрохолдингами. Но мелкий бизнес и есть фундамент сельских территорий. Будет ли у министра время познакомиться с этими проблемами или ему «насвистят» так, что мама не горюй, мы пока не знаем. Но ему досталось непростое наследство…

— Вот тебе и раз! Село на подъеме, при Ткачеве доходы от экспорта АПК превышали поступления от продажи вооружений… Скорее, новый чиновник пришел на тепленькое местечко!

— Александр Ткачев был специалистом больше в области пиара: как говорится, шашки наголо, а после нас хоть потоп… Не смог избавиться от психологии директора крупного агрохолдинга, на мой взгляд, не стал министром всей страны. Каким он был, таким он и остался. При всем своем сельском происхождении с крестьянством боролся всеми способами.

Свинья в деревне — больше, чем свинья

— То есть?

— Александр Николаевич всегда подчеркивал, что выступает за развитие личных подсобных и фермерских хозяйств. Говорил правильные слова, что это наши корни, история, скрепы… Но при этом в деревнях был запрещен подворный забой скота. Жалко! Всю жизнь в сарайчике крестьянин держал кабанчика или бычка. Специально обученный человек приходил, чтобы сделать свое черное дело — скажем, заколоть свинью. Это был праздник для целой улицы: мужчины собирались «на свежину», женщины готовили домашние колбасы… Так было веками. И никто никогда не отравлялся — разве что от большого количества выпитого самогона. Теперь — запрещено. Теперь огромного и сильного хряка нужно поймать, связать, упаковать, погрузить в машину и отвезти на мясокомбинат, где его забьют. Тушу можно продать предприятию по цене, которую оно предложит. Или забрать себе, уплатив мясокомбинату за оказанную услугу. Это недешево — раз, затраты на транспорт в оба конца — два; наконец, бедная хрюшка, пока ее везут на бойню, похудеет процентов на 20…

     Атмосферы праздника в деревне уже нет. Поуменьшилась и численность поголовья на частных подворьях. Только в Краснодарском крае 10 лет назад ЛПХ производили половину свинины, сегодня — меньше одного процента. Формально запрет приняли под лозунгом борьбы с африканской чумой свиней. На деле этот рынок захватили агрохолдинги-монополисты. Хотя по качеству домашняя свинья и промышленная — это совсем разные истории. Домашняя точно выращивалась на натуральных кормах и уж точно без всяких антибиотиков. Жителям предложили разводить уток, которые не болеют африканской чумой. Но у нас нет культуры потребления утиного мяса, да и куда его пристраивать, если все переключатся на уток?..

     Свинья в деревне — больше, чем свинья. Она всегда считалась копилкой на черный день.

Делиться надо?

— Второй момент — запрет фермерам строить дом на своей земле. Гражданские суды в городах и весях завалены такими исками. Опять же сошлюсь на Америку. В США еще при Линкольне был принят закон: фермер должен построить дом на своем ранчо — да и как иначе?! Это и родило феномен фермерской Америки, которая стала крупнейшим производителем продовольствия на планете.

     Что у нас? Тоже закон. Раз землю выделяли под ведение сельского хозяйства, то из построек там может быть только вагончик, где хранятся лопаты и тяпки. Такой порядок тоже не способствует конкуренции мелкого земельного собственника с промышленными гигантами.

     Ну и последняя «фенька» — патентная система обложения самозанятых. Если ты что-то производишь — должен купить у государства патент. Закон уже обсуждают в первом чтении в Госдуме. Как ни странно, его поддержал и главный фермер страны, президент АККОР Владимир Плотников. Даже для пчеловодов предусматривается отдельный сезонный патент. Чушь какая-то! Во всем мире пчеловоды от налогов освобождены: пчелы опыляют 85% растений, которые идут в пищу человеку. Не будет пчел — не будет и растений. А нашему пчеловоду говорят: делиться надо!

     С 60-х годов прошлого века с личных подворий у нас в стране налогов не брали вообще. Это такой негласный общественный договор: мы не берем налоги, а вы не стонете от отсутствия канализации и водопровода.

— Ничто не вечно под Луной…

— Вот я и спрашиваю себя: что такого случилось, что вспомнили про ЛПХ? Война, что ли?..

— Наверное, деньги под выполнение майских указов президента нужно собирать…

— Согласен, сейчас соберем. Но кто завтра останется в деревне? Этот вопрос себе мы не задаем. Если в деревне жить невыгодно, там никто жить не будет. Хоть это и родина, и могилы предков, и дым Отечества. Кто часто ездит по стране, видит: кладбище есть, а села уже нет. Уехали люди, бросили…

     Так вот, считаем: подворный забой — раз, налог — два, запрет фермерам жить на своей земле — три. Такие маленькие и вроде бы не связанные между собой моментики — запрет одного-второго-третьего — выстраиваются в одну линию, и совсем не в пользу крестьянина. Как ни печально, это государственная политика. Хотя все заявляют, что это наш фундамент, базис, традиции, скрепы — няня Арина Родионовна, словом.

     С 2006 по 2016 гг. — от сельхозпереписи до сельхозпереписи — количество фермеров в стране сократилось на 46%. Было 300 тысяч — осталось что-то около 150 тысяч.

— Но при всех проблемах программа импортозамещения дала добрые всходы. Президент Путин недавно заявил, что государство и дальше будет поддерживать АПК, хотя крестьяне должны быть готовы к конкуренции. Это что — первый звонок к возврату «окорочков Буша»?

— Программа импортозамещения свернулась, не достигнув своего апогея. Она была неверна изначально: надо было сразу ставить задачу экспорта продовольствия.

     Уже названа сумма: 45 млрд долларов к 2025 г. Мне она кажется подозрительной. В 2013 г., до «войны санкций», мы импортировали еды на 45 млрд долларов в год — видимо, эти цифры в чьих-то головах прочно застряли. Такое впечатление, что эти деньги кому-то должны вернуться в оборот, только уже в виде экспорта.

     А что мы можем экспортировать? 30–40 млн тонн зерна, некоторое количество птицы, свинины. Но производить зерно на экспорт — все равно что качать туда сырую нефть. Бензин нужен. А в нашем случае — мука, биоэтанол, аминокислоты и пр. Добавленную стоимость нужно оставлять у себя, а не отдавать покупателю!

     Мир уже перешел на другие уровни переработки сырья. Из зерна не только муку делают или топливо — крылья для автомобилей, строительные материалы, растительный пластик, продукты химии… Мы в этом плане сильно отстаем.

     Но если откроют рынок — нашему селу будет туго. Большая политика считается важнее интересов аграриев. Продали Индонезии истребители — получили в ответ пальмовое масло. Помирились с Турцией — получили в ответ помидоры. А ведь рынок страдает от молочного фальсификата, да и тепличники вложились в строительство — ведь им обещали, что санкции не отменят… Так что отмену санкций и последствия надо иметь в виду, ведь вопрос доверия между агробизнесом и властью — штука обоюдоострая.

Дожить до пенсии

Эдуард Игольцин, Главный агроном агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край)

     Как себя чувствуют специалисты предпенсионного возраста в АПК? Да никак, большая их часть уже на кладбище. В нашей профессии 50 лет — хотя, казалось бы, самый активный возраст, когда специалист набрал максимальный опыт, — это очень часто уже приговор: много болезней и мало шансов продержаться до пенсии. Женщины, которые тяжелее ручки никогда ничего не держали, наверное, могут чувствовать себя неплохо и в 70 лет, а вот доярки, которые всю жизнь носили ведра по 15 литров каждое и имеют по четыре-пять детей, к пятидесяти еле таскают ноги, а некоторые не способны поднести кружку чая ко рту. Зооинженеры, агрономы, селекционеры, выполнявшие всю жизнь непростую работу, особенно мужчины, после пенсионной реформы уже не надеются получить хотя бы те гроши, которые полагались раньше — 7-10 тыс. руб. пенсии.

     Мне самому тоже уже 50 лет, и надежда дожить до пенсии, которая теперь отодвинулась еще на пять лет, ввиду проблем со здоровьем тает с каждым годом. Государство поступило с нами не по-человечески. И президент, который обещал не повышать пенсионный возраст, пока он находится у власти, обманул нас всех. Это больная тема для всего населения России, а уж для села и работников сферы АПК особенно.

www.agroinvestor.ru/regions/article/30683-bolshe-molodykh/