Обзор СМИ

Встреча с представителями общественности

В ходе поездки в Адыгею Владимир Путин встретился с представителями общественности. Глава государства обсудил с собравшимися вопросы развития сельского хозяйства и сельских территорий в Российской Федерации.

Извлечение из стенограммы:

В.Корочкин: Добрый день! Владислав Корочкин, ОНФ, «ОПОРА России», группа компаний «Русский огород».

Мы много лет пытаемся увеличивать объем производства семян в Российской Федерации и, в общем-то, нам это дается. Не секрет, что в последние годы уровень обеспеченности семенами отечественного производства подрастает практически ежегодно. По некоторым культурам мы достигли уже порядка 30–60 процентов, мы обеспечены. Но, к сожалению, остаются такие культуры, по которым у нас еще очень большая зависимость от импорта.

В данный момент скоро нужно начинать посев. То есть через месяц реально Юг уже начинает сеять. Но из-за того регулирования, которое неожиданно возникло в начале 2018 года, появились крайние сложности с завозом импортных семян. Новое регулирование предполагает практически шестиэтапный механизм получения разрешения, то есть возник разрешительный порядок. Сначала компании, фирмы или хозяйства пишут заявления в Россельхознадзор, подробно указывая, что они будут ввозить, откуда будут ввозить, в каком количестве, когда и так далее. На основании этого заявления Россельхознадзор формирует запрос в соответствующий уполномоченный орган страны-импортера, который передает по дипломатическим каналам через посольства. После этого ждет ответа из уполномоченного органа, который не всегда понимает, что от него просят, поскольку, когда просят подтвердить компанию, которая находится в топ-3 мирового рейтинга по производству тех или других семян, возникает вопрос: «Они могут посмотреть в интернете, а не спрашивать у нас, есть мы или нет»?

В итоге весь этот процесс растягивается до полугода. В настоящий момент многие компании не получили разрешение на ввоз. Соответственно, процесс идет непонятным образом, и все ввозят, кто и как договорится со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И еще это постановление предполагает, во-первых, указать все места, где все это будет высеваться в Российской Федерации. Мы понимаем, что если у нас 10 тысяч наименований семян, овощей и цветов, то указать все 18 миллионов домохозяйств, которые будут их использовать, нереально. Точно так же, как нереально их проконтролировать в местах производства, потому что это все континенты земного шара. Чтобы это проконтролировать в точном соответствии с действующим регламентом, инспектора должны будут посетить все эти участки, то есть это регулирование невозможно.

Соответственно, мы просим вывести из-под действия этого регулирования семена овощных, цветочных и полевых культур, таким образом, возвратив ему какой-то нормальный здравый смысл.

И второй вопрос. Это тоже старый, достаточно застарелый вопрос от экспортеров зерна – это проверка качества зерна при экспорте в лаборатории. Это тот сертификат, без которого невозможно получить фитосанитарный сертификат, который нужен экспорту. Но он абсолютно не нужен импортеру. Импортерам нужен сертификат, выдаваемый международной сертификационной компанией. То есть, получив данный сертификат о качестве того или этого зерна, его просто выбрасывают, а он стоит минимум 50 центов на тонну экспортируемого зерна.

Предложение. Либо добиться признания этого сертификата качества по ту сторону границы, в странах-импортерах, либо просто отменить, поскольку есть международные сертификационные компании, которые обеспечивают интересы импортеров.

В.Путин: Это не совсем так. Я понимаю, что Вы профессионал, но это совсем не так. Эти международные сертификационные компании не выдают документы о качестве. Их сфера деятельности – только зафиксировать сами материальные ценности и ответить на вопрос, соответствует ли качество товара требованиям, которые предъявляет импортер. Вот, что они делают, они никаких сертификатов не выдают. И без национального сертификата эта история вообще «не летает». Она не работает, потому что мы несем ответственность за то, что мы выпускаем за свою таможенную территорию. А вообще-то при экспорте, соответственно, при импорте во всем мире и у нас мы ориентируемся на те национальные требования, которые предъявляет к этому виду товара импортер. Поэтому в целом у нас эта система работает, и мы, конечно, должны добиваться повышения качества наших товаров, но это мы можем делать только вместе с вами, с производителями. Я сейчас не буду вдаваться в подробности, чтобы публично, под камеры, не говорить, где здесь проблемы. Вы наверняка о них знаете. Нам очень важно, чтобы имидж наших производителей возрастал и чтобы наш национальный сертификат был безусловным, чтобы все понимали…

В.Корочкин: Признавался.

В.Путин: Да. Совершенно верно, но это мы вместе с вами должны делать. А все эти элементы, связанные с качеством, и при экспорте, соответственно, при работе с импортерами они носят международный характер. Но качество нужно повышать, это правда. Во всяком случае, по отдельным направлениям. Но мы ориентируемся на требования импортера. Что касается первой части Вашего вопроса по поводу семян, очень важный вопрос. Это без преувеличения, я стараюсь избегать таких вещей и таких выражений, связано очень близко с вопросами национальной продовольственной безопасности. Потому что, к сожалению, в значительной степени, начиная с 90-х годов, нашему семеноводству был нанесен большой удар, так скажем, мягко говоря, а сейчас мы это все восстанавливаем. Например, по зерновым, по пшенице у нас очень хорошие показатели. Мы работаем с нашими партнерами, в том числе из стран Евросоюза, но у нас, к сожалению, с ними нет взаимопонимания по поводу того, что мы могли бы сертифицировать их центры производства семян, семеноводческие центры. Мы над этим работаем. Если Вы считаете, что есть какая-то проблема в целом, что вновь установленный министерством порядок труднореализуем вообще, министр, слава богу, здесь, попросим, чтобы он прокомментировал.

Д.Патрушев: На самом деле в части подготовки к посевной у нас больше чем на 90 процентов уже семенной материал готов, и посевную мы не провалим ни в коем разе. Нужно совершенно четко понимать, что если мы хотим экспортировать свой семенной материал, то нам это сделать очень сложно. И те вопросы, которые нам задают надзорные органы других стран, значительно более серьезные, чем Россельхознадзор адресует в адрес импортных семян. Владимир Владимирович уже сказал, что мы достаточно неплохо развили по ряду культур собственное семеноводство, если мы в дальнейшем сделаем еще больший рывок и сможем сами производить семена, нам не нужны будут импортные семена. И конечно же, в этом случае нужно будет определенным образом контролировать, что завозится. В том числе они пытаются и генномодифицированные какие-то вещи к нам завозить. Конечно, Россельхознадзор будет на страже, Владимир Владимирович.

В.Путин: Так, чтобы это не помешало посевной кампании.

Д.Патрушев: Тем не менее мы посмотрим. Если есть возможность упростить процедуру, мы это сделаем.

В.Корочкин: Там главное – убрать те требования, которые неисполнимы, потому что само постановление содержит неисполнимые требования.

В.Путин: Посмотрите.

Д.Патрушев: Если есть неисполнимые требования, конечно, посмотрим.

В.Путин: Посмотрите обязательно.

Д.Патрушев: Есть, Владимир Владимирович.

В.Путин: Хорошо.

http://kremlin.ru/events/president/news/62392

Минсельхоз и Россельхознадзор проанализируют существующую систему ввоза семян для устранения избыточных сложностей при их поставках

Минсельхоз и Россельхознадзор проанализируют существующую систему ввоза семян для устранения избыточных сложностей при их поставках

Об этом сообщил Дмитрий Патрушев на заседании Госсовета по вопросам аграрной политики. «По итогам встречи в Адыгее нами принято к исполнению соответствующее поручение. Мы совместно с Россельхознадзором дополнительно проанализируем существующую систему ввоза семян», — сказал он.

Патрушев отметил, что пока по отдельным категориям продукции Россия существенно зависит от зарубежного семенного материала, в связи с чем необходимо устранить избыточные сложности при его поставках.

Он сообщил, что сейчас научно-исследовательскую деятельность в сфере генетики и семеноводства ведут 4 научных учреждения, подведомственных Минсельхозу, а также 54 организации в системе Минобрнауки. «Селекция и семеноводство — одна из базовых вещей для АПК, поэтому мы обязаны в ближайшие годы сконцентрироваться на данном вопросе. Для этого, конечно, необходимо централизованное управление и системная поддержка», — заключил он.

www.agro.cap.ru/news/2019/12/26/minseljhoz-i-rosseljhoznadzor-proanaliziruyut-susc

Минсельхоз и вице-премьер Гордеев должны активнее заниматься вопросами регуляторной гильотины — Путин

Президент Владимир Путин считает, что Минсельхоз и курирующий отрасль вице-премьер Алексей Гордеев должны активнее заниматься вопросами регуляторной гильотины.

«Нужно, чтобы министерство сельского хозяйства, вице-премьер, курирующий эти отрасли, поактивнее поработали именно в своём сегменте (регуляторной гильотины — ИФ) . Они это знают», — заявил Путин на встрече с общественность по вопросам сельского хозяйства в селе Супс в Адыгее в понедельник.

Так он отреагировал на вступление фермера Олега Сироты, который рассказал о бюрократических препонах, с которыми сталкиваются и начинающие, и работающие фермеры. В частности, к этому фермеру в настоящее время предъявляет претензии пожарная охрана, которую не удовлетворяет пруд в селе. От него требуют сделать настоящую систему пожаротушения. «Затраты на неё составят 13 млн рублей, тогда как ферма стоит 11 млн рублей», — сказал Сирота, попросив президента дать поручение правительству решить такие вопросы. Он также рассказал и о других препонах и мытарствах фермеров.

«То, что вы сказали, анекдотично выглядит, но в то же время безобразно, — заявил Путин. — Я с вами согласен. Такие распоряжения уже даны. Мы к концу 2020 года, к 1 января 2021 года должны подготовить так называемую гильотину регуляторную, которая должна отменить все, что себя изжило, что не работает и что мешает двигаться вперёд».

«Мы работаем в этом направлении», — подчеркнул президент.

rossahar.ru/news/news_22832.html

Создание селекционно-семеноводческих центров

…обсудили на Межведомственном совете Минобрнауки.

На площадке Всероссийского научно-исследовательского института сельскохозяйственной биотехнологии состоялось заседание Межведомственного совета при Министерстве науки и высшего образования РФ по рассмотрению вопросов о создании селекционно-семеноводческих и селекционно-племенных центров под председательством заместителя Министра науки и высшего образования РФ Алексея Медведева.

В мероприятии приняли участие вице-президент Российской академии наук Ирина Донник, директор Департамента координации деятельности организаций в сфере сельскохозяйственных наук Минобрнауки России Вугар Багиров, заместитель директора Департамента научно-технологической политики и образования Министерства сельского хозяйства РФ Илья Казеев, заместитель директора Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Министерства промышленности и торговли РФ Виталий Нагалин, исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев, председатель Картофельного Союза Сергей Лупехин, а также представители Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания РФ, региональных органов исполнительной власти и отраслевых союзов в сфере АПК.

Создание не менее 35 селекционно-семеноводческих и селекционно-племенных центров предусмотрено федеральным проектом «Развитие передовой инфраструктуры для проведения исследований и разработок в Российской Федерации».

Открывая заседание, Алексей Медведев сообщил, что в настоящее время выстраивается полноценная система селекционных центров, которые с 2021 года смогут претендовать на получение государственной поддержки для обновления и расширения научно-исследовательской инфраструктуры: «Нам важно услышать со стороны Межведомственного совета объективную оценку и предложения, позволяющие провести качественный отбор организаций, на основе которых и будут формироваться селекционные центры. В следующем году будет проведён мониторинг и анализ предварительных итогов создания селекционных центров и определены дальнейшие планы по их развитию», — заключил Алексей Медведев.

На рассмотрение межведомственного совета было вынесено 23 проекта по созданию селекционных центров. Вугар Багиров отметил, что система экспертизы представленных проектов основывается на блоке из пяти ключевых критериев — имеющийся научный задел организаций и научно-технологической инфраструктуры, развитие кадрового потенциала, кооперация с предприятиями реального сектора экономики, создание новой системы управления и стратегия развития проекта.

По итогам заседания межведомственного совета одобрение получили 18 проектов, среди которых был и проект НИИСХ Юго-Востока. Селекционно-семеноводческий центр представляет собой совокупность структурных подразделений ФГБНУ «НИИСХ Юго-Востока», основной задачей которых является выполнение фундаментальных, поисковых и прикладных научных исследований, связанных с селекцией сельскохозяйственных растений.

Селекционно-семеноводческий центр также обеспечивает первичным материалом товарное семеноводство, принимает участие в продвижении новых сортов и гибридов вплоть до реализации семян. Разрабатывает новые сортовые технологии, занимается продвижением новых селекционных достижений на рынок.

Напомним, что селекционно-семеноводческие и селекционно-племенные центры создаются в целях внедрения в агропромышленный комплекс современных технологий на основе собственных разработок научных и образовательных организаций, в рамках реализации следующих нормативных актов:

1. Указа Президента Российской Федерации от 21 июля 2016 г. № 350 «О мерах по реализации государственной научно-технической политики в интересах развития сельского хозяйства»;

2. Национального проекта «Наука», утвержденного президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам (протокол от 24 декабря 2018 г. № 16);

3. Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017 – 2025 годы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 25 августа 2017 г. № 996.

https://www.nsss-russia.ru/2019/12/21/создание-селекционно-семеноводчески/

Семена российской селекции для закрытого грунта

26 декабря 2019 года АПХ «ЭКО-культура» заключил стратегическое соглашение с российским производителем семян «Гавриш» о совместной селекции светокультурных гибридов томатов и огурцов. Это позволит обеспечить семенами российской селекции отрасль закрытого грунта России и полностью отказаться от дорогих семян импортной селекции, а также эффективно конкурировать с ними на мировом рынке.

Цель соглашения между АПХ «ЭКО-культура» и «Гавриш» — создание новых, интересных по вкусу и устойчивых к вирусам гибридов овощей, для селекции которых будут построены новые семеноводческие тепличные комплексы в Краснодарском крае и современный селекционный центр. На первом этапе реализации проекта в него будет инвестировано около 5 млрд рублей.

Селекционный семеноводческий комплекс будет использовать опыт и технологии компании «Гавриш». По оценкам представителей холдинга «ЭКО-культура», при поддержке государства окупаемость проекта возможна уже всего через 6-7 лет.

«Мы уже выращиваем вкусные и доступные томаты черри и поставляем их в крупнейшие сети России. Сейчас российские агропромышленные холдинги сильно зависят от западных производителей семян, которые могут повысить на них стоимость, и тогда нам тоже придется увеличить цену продукта. Завтра этот процесс нужно сделать независимым, наладить производства полного цикла, селекцию семян в России и полностью заменить импорт. Собственные качественные гибриды позволят в любом случае оставить наши тепличные томаты доступными для потребителя», — отмечает президент АПХ «ЭКО-культура» Александр Рудаков.

agri-news.ru/novosti/semena-rossijskoj-selekczii-dlya-zakryitogo-grunta.html

В семеноводстве есть много азарта

ООО «Гелиос» создано всего 10 лет назад, но за это время предприятие стало одним из лучших в Ростовской области по культуре земледелия. Здесь практикуют дифференцированный подход к обработке почвы и уже восьмой год осваивают технологии биологизированного земледелия. Причем настолько успешно, что первые две фунгицидные обработки посевов пшеницы ведут весной только биопрепаратами. Могли бы и третью обработку проводить без «химии», однако семеноводство, которым давно занимаются в хозяйстве, все же требует профилактики и перестраховки. О том, как в «Гелиосе» добились подобных результатов, рассказываем в нашем материале.

— Иногда народная мудрость не обманывает: как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло, — улыбается Владимир Литвинов. В 2008 году с некоторыми своими нынешними коллегами он работал в крупном сельскохозяйственном предприятии ЗАО «Таган-Мост». Из-за конфликта собственников некогда мощное хозяйство, занимавшее ведущие места в районе по урожайности, обанкротилось. Работники остались без средств к существованию. На части земель, купленных у «Таган-Моста», Литвинов с единомышленниками основал новое предприятие.

— Так дело и пошло, — вспоминает Владимир Литвинов. — Уже десять лет мы ведем честный бизнес друг перед другом, открыто и прозрачно. Начинали с 600 га, сейчас в хозяйстве около 2,3 тысячи га – часть пайщиков, кстати, перешла как раз из «Таган-Моста». Мы создали предприятие на окраине хутора, на заброшенных усадьбах, где земли были в зарослях.

Зачем нужна большая линейка?

Осваивать семеноводческое направление Литвинов начал еще в «Таган-Мосте» — поэтому к началу самостоятельного плавания уже были наработаны связи с научными учреждениями. Оставалось развить этот потенциал и нарастить клиентскую базу. По словам руководителя «Гелиоса», в таких случаях есть два варианта развития: вложить в землю уйму средств, массово закупить технику и провести мощную рекламную кампанию. Этот путь отпал сразу – ввиду недостатка ресурсов. Поэтому Литвинов и его единомышленники пошли эволюционным путем: медленно, набивая шишки, получали опыт, отрабатывали технологические нюансы. Сегодня глава хозяйства признает: большой рентабельности семеноводство не приносит. Экономическая эффективность складывается в первую очередь оттого, что предприятие имеет возможность использовать в работе новейшие селекционные достижения. А в одной продаже семян выгоды мало – слишком много подводных камней.

— Семеноводство для нас – это скорее проявление альтруизма или хобби, — говорит Владимир Литвинов. – Это не самый прибыльный бизнес. Например, возьмем цену семян в 17 тысяч рублей за тонну. Многие говорят: «Дорого, нельзя ли подешевле?». Но когда ты начинаешь раскладывать 17 тысяч на затраты, которые несешь, занимаясь семеноводством, то все становится на свои места. Ведь сюда включается каждая мелочь: 5% роялти институту-оригинатору, затраты на оформление документов, апробации, сортопольные мероприятия, покупка семенного материала для первичных участков размножения… У тебя удлиняются сроки посева, уборки. Ты делаешь дополнительные операции по очистке семян. Усложняются операции по их хранению, плюс тара, упаковка – это снижает получаемую рентабельность.

На вопрос, зачем тогда этим бизнесом заниматься, если можно просто выращивать товарное зерно, Литвинов отвечает метафорой.

— Ты болельщик, азартный человек?.. – Кажется, не нужно объяснять, что сам Литвинов именно таков. – Представим, что твоя команда играет в футбол, и делает это хорошо. Но счет 0-0. Бац, наконец, забили гол! Какое твое первое желание? Чтобы забили еще один. И они забивают. Ты остановишься? Нет, желание не пропадает – хочется и третьего гола, и четвертого. То же самое и в производстве. Тут свой азарт. Наука завлекает тебя новейшими сортами, разработками – и ты стремишься, чтобы в хозяйстве тоже появился новый сорт. А лучше два. Или шесть. А что дают новые сорта? Они дают более широкие возможности для раскрытия потенциала культуры.

Сегодня в «Гелиосе» выращивают 18 сортов пшеницы под реализацию – не считая тех, которые только сданы на испытания и еще не вошли в реестр. Быть «на острие» в семеноводстве очень важно, уверен Литвинов. Когда сорт получит официальное разрешение на продажу, в хозяйстве уже должен быть накоплен его достаточный объем.

— У нас большая линейка, чтобы можно было выбрать наиболее подходящие для хозяйств сорта, — говорит директор. – Скажем, приезжает фермер, а у него пашня – сплошные суглинки, и с удобрениями он не дружит. Тут интенсивные сорта отпадают, нужен такой, чтобы в любых условиях давал 30-40 ц/га. А бывает, у агрария все чин чинарем, и черноземы у него, и техника… И хочет каждый год по 60-70 ц/га. И мы, подчиняясь его требованиям, предлагаем тот или иной сорт, или даже линейку. У кого-то много предшественников, у кого-то – разные агрофоны, состояние почв и т.д. Сортовая мозаика позволяет нивелировать потери от складывающихся природно-климатических условий и максимально повысить рентабельность культуры. Поэтому мы вынуждены держать большое количество сортов. Хотя это и головная боль.

Занимаясь семеноводством, руководитель всегда должен быть в тонусе, продолжает Литвинов. В чем сложности? Чтобы нигде не допустить сортосмешения, нужна строгая дисциплина механизаторов, задействованных на отгрузке. То же самое – на протравке семян, очистке, при севе, уборке… Любая посторонняя кучка зерна может превратиться в неприятность, примешаться к партии и повлиять на чистоту сорта. Потому – строжайший контроль на всех этапах движения семян.

— Местами это напоминает поле сражения, — говорит Литвинов. – Тут нужна и тактика, и стратегия.

Кстати, о качестве работы. Для семеноводства озимой пшеницы Литвинов работает только с краснодарским Национальным центром зерна (НЦЗ) имени П.П. Лукьяненко (бывший КНИИСХ). И хоть на похвалу и не щедр, признает: так, как работают над селекцией пшеницы в НЦЗ, не работают больше нигде в стране. А может, и в мире.

— Там богатейшая селекционная школа, — признает аграрий. – По сути, несколько институтов в одном. Целый коллектив уникальных селекционеров, и у каждого свои наработки, видение процесса. Мы так выстроили отношения с НЦЗ, что получаем от него оригинальные семена. И в своих условиях доводим их до элиты. Как добиваемся чистоты сорта? Для этого предусмотрены сортопольные мероприятия. Мы тратим на них большие средства. Оставляем при посеве дорожки, чтобы человек мог спокойно пройти. Нанимаем людей, обучаем их – и вот во время колошения пшеницы работники выстраиваются в шеренгу и идут по этим дорожкам. И вручную удаляют с корнем все нетипичные для данного сорта растения.

В союзе с природой

Понятно, что заниматься только семеноводческими посевами на полях нельзя. Сегодня под пшеницу в «Гелиосе» отведено около 1300 га, из них под семеноводческие участки разного профиля – 500-600 га. Соответственно, примерно половина засеивается товарной пшеницей. В остальном севооборот, традиционный для Ростовской области: горох, кукуруза, яровой ячмень, подсолнечник. Раньше были еще и просо и соя, но рентабельность их в последние годы упала.

Какие технологии применяются в хозяйстве?

По словам Владимира Литвинова, при обработке почвы на предприятии практикуют дифференцированный подход.

— Мы ориентируемся на благоразумность в применении того или иного вида работ, — говорит директор. – Оптимально подходим к затратной части. По большей части это «классика», но с различными нюансами. На каких-то участках практикуем глубокорыхление, где-то – минитилл. Иногда делаем оборот пласта. Плюс у определенных культур есть свои предпочтения: например, под яровой ячмень и горох мы не пашем, готовим почву с осени орудиями для «минималки». Почву оставляем в зиму выровненной, готовой к раннему посеву… Всего из 2300 га обрабатываемой земли мы пашем 300-400 га.

Подобные подходы помогают хозяйству получать неплохую для своей засушливой зоны урожайность: в нынешнем сезоне озимая пшеница дала 50 ц/га, в прошлые годы бывало и 60-65 ц/га. Себестоимость одного кг товарной пшеницы выходит 7-8 рублей. Пшеница на семена, понятно, обходится дороже.

…Еще одна особенность «Гелиоса» заключается в том, что здесь уже восьмой год осваивают технологии биологизированного земледелия.

— С «биологией» мы начинали работать, опять же, еще в «Таган-Мосте», — вспоминает Владимир Литвинов. – К тому времени мы уже понимали, что одной «химией» обрабатывать поля неправильно. Начинали с «Фитолавина» — это не совсем биопрепарат, но антибиотик, полученный из грибов. Тогда у нас случилась эпифитотия бактериоза озимой пшеницы. Мы обработали семена, а потом и вегетирующие растения «Фитолавином», и он зачистил их от инфекции. Более того, на следующий год такой метод дал нам мощную прибавку урожайности – 55 ц/га против 35 ц/га в среднем по району. Но потом урожайность начала неуклонно падать. Мы сделали анализ почвы на наличие полезной микрофлоры, и оказалось, что «Фитолавин» уничтожал в ней не только патогены, но и полезные микроорганизмы. Кроме того, обнаружились новые грибные заболевания, против которых он вообще был бессилен. Вдобавок плохо разлагались пожнивные остатки…Начался долгий процесс изучения «микромира» почвы. В «Гелиосе» тестировали множество биопрепаратов, пока не нашли для себя оптимальные составы бактерий и их комбинации. В хозяйстве их называют БЗСК-1 и БЗСК-2, соответственно, «биологический защитно-стимулирующий комплекс» номер один и номер два, в зависимости от типа и сроков обработки. Некоторые препараты Литвинов называет, но целиком состав обоих БЗСК на предприятии держат в секрете. Туда входят и биопрепараты, и «химия», а еще различные стимулирующие добавки.

Как биометоды внедрены в производственный цикл?

Все начинается с протравки семян, потому что на семенах экономить нельзя, уверен директор. После анализа семян на болезни подбирается адекватный химический фунгицид. А к нему уже добавляется сложный многокомпонентный состав.

— Тут может быть и триходерма, и Bacillus subtilis, и Bacillus Megaterium, — перечисляет Владимир Литвинов виды используемых бактерий. – А еще калий-, фосформобилизующие бактерии, азотфиксаторы… Иногда используем и Pseudomonas fluorescens – то есть это целые микробиологические сообщества, которые влияют и на здоровье растений, и на здоровье почвы. Бактерии не только участвуют в борьбе с патогенами, но и снижают радикальное воздействие химпрепаратов. Ускоряют их распад. Наконец, в процессе своей жизнедеятельности они вырабатывают довольно большой набор активных веществ, например, усиливающих корнеобразование растения. К бактериям в разных пропорциях мы добавляем микроэлементы, аминокислоты, стимуляторы роста…

После протравки семян «биологией» на полях работают только весной. Литвинов не использует биодеструкторы соломы сразу после уборки или осенью – отсутствие влаги не позволяет. Препараты для разложения растительных остатков он предпочитает добавлять в состав БЗСК, которым работает уже по вегетации растений. И утверждает, что эффект от такого агроприема виден и на следующий год. Когда почва здорова, в ней идет накопление и воспроизводство полезных организмов.

Важный момент – первую и вторую фунгицидную обработку весной в хозяйстве уже несколько лет ведут только биопрепаратами.

— Это баковая смесь, она недолго живет в опрыскивателе, поэтому надо в течение часа быстро отработать, ночью, — рассказывает глава «Гелиоса». — Наш комплекс предназначен для того, чтобы подавить развитие грибных болезней. Он гораздо лучше работает, чем химический препарат, или на уровне «химии». Как это объяснить? Вся химия, внесенная на быстрорастущее растение, не способна опуститься в прикорневую часть — идет активное нарастание вегетативной массы. А тут каждый вид бактерий занимает свою нишу.

Конечно, все зависит от внешних условий — какое идет нарастание температур, какова периодичность выпадения осадков и т.д. По словам Владимира Литвинова, третью фунгицидную обработку он тоже мог бы проводить биопрепаратом, но семеноводческие посевы все же требуют повышенного внимания. Поэтому для профилактики применяется химический фунгицид.

Итог такой работы – растения здоровы и полноценно развиваются. Конечно, ситуации за множество лет бывали разные, но ЭПВ (экономический порог вредоносности) не наступал ни разу. Одной химией уже работать невозможно, особенно если учитывать эффект будущих поколений.

— Либо мы действуем радикальной химией и уничтожаем себя, либо продолжаем дальше жить в союзе с природой. Мы эту биотехнологию воспринимаем именно так, — резюмирует глава ООО «Гелиос».

agrotime.info

Лизинговый продукт — специально для членов НССиС

АО «Росагролизинг и НССиС подписали соглашение о сотрудничестве

АО «Росагролизинг» и Национальный союз селекционеров и семеноводов (НССиС) подписали соглашение о сотрудничестве. Согласно документу Росагролизинг запускает отдельный лизинговый продукт для предприятий-членов НССиС.

«В рамках поддержки технической модернизации узкоспециализированных отраслей сельского хозяйства мы включаем в номенклатуру нашей компании технику и оборудование для предприятий, занимающихся селекцией и семеноводством, – заявил заместитель генерального директора АО «Росагролизинг» Александр Сучков, – с сегодняшнего дня для членов Национального союза селекционеров и семеноводов доступны особые условия лизинга и специальный сезонный график».

«Льготные условия, предоставляемые по программе для отраслевого союза, положительно повлияют как на доходность бизнеса семеноводов, так и на отпускные цены продукции для массового сельхозпроизводства. Важно, что активное участие в этом процессе принимает компания Росагролизинг, приоритетным направлением которой является предоставление широкого спектра технических средств необходимых для развития АПК, в том числе семеноводства», – подчеркнул директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза России Роман Некрасов.

«Данное соглашение станет хорошей платформой для развития нашего сотрудничества с Росагролизингом, а также развития семеноводческой отрасли в целом. Мы будем широко внедрять новый лизинговый продукт среди членов НССиС и модернизировать технологическое обеспечение семеноводческих хозяйств», – отметил генеральный директор Национального союза селекционеров и семеноводов Анатолий Михилев.

В рамках нового льготного продукта можно приобрести в лизинг сельскохозяйственную технику, включенную в номенклатуру компании, на эксклюзивных условиях:

— авансовый платеж от 0%;

— специальный каталог техники и оборудования по доработке семян;

— сезонный график платежей, индивидуально разработанный для предприятий, занимающихся семеноводческой деятельностью.

Напомним, что руководитель Депрастениеводства Роман Некрасов является председателем Совета НССиС, а Александр Малько, возглавляющий Россельхозцентр, – заместителем председателя Совета Союза.

Во время церемонии подписания соглашения Национальный союз селекционеров и семеноводов представляли также генеральный директор Анатолий Михилев, заместитель генерального директора – начальник отдела селекции и семеноводства Людмила Смирнова, член Совета НССиС Ирина Дубинина (ООО «НПП СеДеК-Домодедово»), директор ФИЦ «Немчиновка» Сергей Воронов, учредитель ООО «Палехская семеноводческая станция» Тимур Саидов, специалист по связям с общественностью НССиС Светлана Гришуткина.

Заинтересованность в сотрудничестве с НССиС высказали Константин Ряснов, директор по региональному развитию ООО «КЗ «Ростсельмаш», и Нинель Симония, заместитель начальника управления по региональным продажам АО «Петербургский тракторный завод».

Договоренность о запуске отдельного лизингового продукта была достигнута в ходе переговоров руководства Росагролизинга и НССиС в рамках выставки «Золотая осень-2019». С 25 декабря 2019 года соглашение о сотрудничестве вступает в силу.

Клуб настоящих патриотов

Андрей Десницкий про клуб «1 июля» и роли неформальных экспертных сообществ

В последнее время в прессе то и дело упоминается клуб «1 июля», но почти никто не знает, что это такое. Я в двух словах расскажу. Начнем с того, что такое Российская академия наук. Основанная некогда Петром Первым, она сохранялась под разными названиями при разных режимах и правителях. Ее собирался распустить в свое время Хрущев, но отказался от этой идеи, когда ему объяснили, как он войдет в историю: «Петр открыл Академию, а Никита закрыл».

Но причина его недовольства понятна: Академия живет на государственные деньги, но от государства достаточно независима и решает свои собственные задачи. Не проще ли подчинить ученых какой-нибудь послушной чиновной структуре, которая будет раздавать им задания и проверять исполнение?

В очередной раз эта мысль посетила высокое начальство в 2013 году, когда было решено распустить РАН и создать новую структуру, заодно включив в нее членов медицинской и сельскохозяйственной академий. Часть членов РАН заранее заявили, что отказываться от высокого звания академика или члена-корреспондента не собираются, равно как и подавать заявления о приеме в эту новую структуру. И государство, что редко случается в новейшей нашей истории, пошло на попятную, пусть и в мелочах: формально медицинская и сельскохозяйственная академии были присоединены к РАН, которая осталась на месте.

Разумеется, реформа к этому не свелась, было создано некое надзорное агентство под названием ФАНО (упразднено в 2018 году) и слияние так или иначе произошло. Но на несколько других условиях. И можно, к примеру, предполагать, что в случае официальной ликвидации РАН значительная часть ее собственности ушла бы в другие руки.

Так вот, 1 июля 2013 года ряд академиков и членов-корреспондентов как раз и выступили с заявлением о своем несогласии с проводимой реформой. Именно они стали ядром этого клуба, который в дальнейшем пополнялся новыми членами, принимал новые заявления, связанные в основном с управленческими решениями в области науки.

В 2017 году президентом Академии был избран при поддержке клуба физик Александр Сергеев, чья подпись тоже стояла под письмом о несогласии с реформами. Но сферой собственно науки клуб не ограничивается. Например, в сентябре 2019 года клуб выпустил заявление о недопустимости репрессий в связи с «московским делом».

Так что это, теневой Президиум, тайная масонская ложа, неофициально управляющая Академией, а может быть, претендующая и на власть в стране? Вовсе нет.

Все прозрачно, у клуба есть сайт, но нет никакой официальной структуры: членских удостоверений или взносов, юридического лица, расчетного счета и всего прочего. Поэтому его, кстати, невозможно закрыть. Более того, каждое заявление клуба подписано поименно, т.е. можно быть его членом и придерживаться по части вопросов вполне независимой позиции. И считать ли членом клуба президента Академии Сергеева, который некогда был его основателем? В списке он есть, но может ли он позволить себе этот статус с тех пор, как стал президентом Академии, неясно.

Тогда клуб – это такой кот Шрёдингера, который в каждый конкретный момент времени жив либо мертв, но никто этого заранее не знает? Тоже нет.

Клуб «1 июля» – это неформальное экспертное сообщество, один из примеров горизонтальных связей, которых так не хватает в нашей стране. Есть официальные структуры, есть чиновники, растет с каждым годом вал отчетности. Но как понять, чем дышат, о чем думают профессионалы в своей области? Где может разворачиваться неформальная дискуссия по значимым вопросам, кто может формулировать и распространять мнение не только одного человека, но социальной группы? Нет, не для высокого начальства – для этого есть чиновники – а для общества.

Еще один пример того же рода – Вольное сетевое сообщество «Диссернет», как оно себя называет, возникшее в том же самом 2013 году. Но его задача более конкретная: отлавливать диссертации, защищенные с грубыми нарушениями, прежде всего с огромной долей плагиата. Часть его членов входит в комиссию РАН по противодействию фальсификации научных исследований, но само сообщество вполне неформальное и независимое.

Люди делают это потому, что им важно удерживать российскую науку на возможно более высоком уровне, а не потому, что кто-то им платит за эту работу.

В такую бескорыстность, конечно, верят не все. В последнее время на «Диссернет», а с ним и на клуб «1 июля» обрушился целый вал публикаций, обвиняющих этих людей в пособничестве врагу и в подрыве авторитета государственной власти – разумеется, не забесплатно. Ну, в самом деле, кто будет за просто так себе наживать врагов среди уважаемых людей, разоблачая их научную недобросовестность?

А я отвечу, кто: патриоты. Нет, не те, кто обратил свой патриотизм в высокодоходный актив, а те, кому на самом деле небезразлично происходящее в России. Кто понимает, что замена науки ее имитацией грозит нашей стране фатальным отставанием от остального мира, что эту работу нужно кому-то делать во имя наших собственных детей и внуков (если, конечно, их не пристроили во Флориде или Швейцарии на полученные за профессиональный патриотизм средства).

Как это работает? Вот пример: недавно в Академии проходили выборы новых членов. Кандидаты подавали множество правильно оформленных бумаг, но далеко не каждый академик хорошо знает всех ученых даже в своей собственной области, не говоря уже о смежных. Как отличить настоящего ученого от имитатора? «Диссернет» предлагает простой критерий: наличие или отсутствие фейковых диссертаций, защищенных под его руководством или при его непосредственном участии. А клуб «1 июля» предлагает площадку, на которой ученые разных направлений могут обсудить эту ситуацию и каждый примет лично для себя решение, как ему голосовать.

Повторюсь, это личное решение и дело совести каждого. Клуб не имеет совершенно никакой возможности навязать своим членам некое стандартное голосование или даже проверить, как они проголосовали. Он всего лишь служит местом неформального обсуждения, которого так не хватает в эпоху официоза и тотальной отчетности.

Понятно, почему такие горизонтальные связи неудобны для чиновников и политиков, которые зачастую украшают себя и друг друга научными степенями и званиями «для комплекта». Понятно, почему они хватаются за стандартные обвинения в политизированности, ангажированности, поминают то и дело «страны НАТО» и «несистемную оппозицию». Но именно в таком неформальном взаимодействии профессионалов я вижу надежду на то, что у российской науки есть будущее, а не только его имитация.

И отдельно несколько слов для тех, кто считает, что «все бесполезно, мы не можем ничего изменить, начальство все равно свое продавит». Мы не можем изменить всего и сразу, это верно. Если кому-то очень-очень нужно оставить докторскую степень – оставят, если кого-то очень-очень нужно посадить в высокое кресло – посадят. Старинный дом снесут, деньги распилят и все такое прочее. Но ценой такого громкого скандала, что в следующий раз – поостерегутся. А может быть, и одумаются, решат жить честно. Я вижу, насколько серьезнее и строже стало отношение к защите диссертаций у самих соискателей за последние годы, как иссякает ручеек защит «на всякий случай» – а некогда он был полноводным потоком. Никто не хочет становиться героем скандальной хроники.

Борьба за подлинную науку, да и вообще за лучшее устройство общества редко выглядит цепочкой блистательных триумфов, чаще она похожа на череду осознанных поражений.

Но так приходит победа, так меняемся к лучшему мы сами, наша страна и наш мир.

www.gazeta.ru/comments/column/desnitsky/12881096.shtml

Казахстанские аграрии получат деньги за сотрудничество с учеными

Соответствующая законодательная норма начнет работать в новом году.

С 2020 года Минсельхоз начнет возмещать аграриям расходы на проведение научных исследований и внедрение инноваций, об этом сообщили центру деловой информации Kapital.kz в пресс-службе ведомства.

Для оживления взаимного интереса агробизнеса и ученых-аграриев друг к другу МСХ РК внесло изменения в профильное законодательство, которые вводят новую субсидию для агробизнеса — «на разработку и внедрение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ». Соответствующая законодательная норма начнет работать в новом году.

Сейчас в Минсельхозе согласовывают проект правил субсидирования затрат агробизнеса на науку, в котором определен размер компенсации. Пока определено, что государственная помощь покроет 80% расходов СХТП на приобретение услуг научных организаций. В таком случае софинансирование из средств фермеров-получателей субсидий составит всего лишь 20%.

 «Новшество обеспечит интеграцию бизнеса и науки и сделает инвестирование в научные исследования очень привлекательным для аграриев. При этом за счет проведения только востребованных у бизнеса открытий и разработок внедрение инноваций в АПК должно значительно ускориться», — отмечают в ведомстве.

Следует отметить, что в последние годы связи между фермерами и учеными сильно ослабли — аграрии не готовы платить за современные исследования и работают со старыми разработками и технологиями. Из-за этого страдает вся отрасль сельского хозяйства, отстающая по уровню внедрения актуальных инноваций. Другая сторона проблемы — хроническая невостребованность исследований отечественных ученых. Поскольку бизнес не покупает новые разработки, финансовой поддержкой ученых-аграриев занимается государство. Поэтому оно же определяет темы научных исследований и делает это зачастую без учета реальных потребностей сельского бизнеса.

Проанализировав ситуацию, Минсельхоз нашел решение и разработал Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам регулирования агропромышленного комплекса», в котором предусмотрена помощь фермерам в виде возмещения части затрат на финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Поправка в законодательство вступит в силу с 6 января 2020 года.

news.mail.ru/economics/39910652/

Игры в прятки с органическими семенами

В США развитие рынка органических семян ограничивает одна любопытная лазейка в правилах Минсельхоза

О ситуации, сложившейся на рынке органических семян в США, рассказывает Алекс Мартин, в своей статье на портале seedworld.com.

— Органические продукты. Сегодня они очень популярны среди потребителей. По данным американской Ассоциации потребителей органических продуктов, продажи органических продуктов питания резко выросли за последнее десятилетие, увеличившись с 3 миллиардов долларов в 1997 году до 50 миллиардов долларов в 2018 году. 

Но вот большой вопрос для некоторых фермеров: где вы найти органические семена, в частности, для производства кукурузы и сои? Иногда эти поиски напоминают захватывающий квест или игру в прятки, хотя проблему пытаются решить и уже давно.

Еще в 2012 году, в тандеме с производителями органических семян, Ассоциация официальных агентств по сертификации семян (AOSCA) создала веб-сайт по принципу сайта знакомств, призванный облегчить сложности с поиском органических семян в Соединенных Штатах.

«Производители органических продуктов должны найти сорт семян, соответствующий их потребностям и требованиям Национальной органической программы (NOP), или, по крайней мере, они должны попытаться это сделать. В разговоре с Альянсом по органическим семенам (OSA) мы задали вопрос — можем ли мы предоставить услугу для органической промышленности: для поставщиков семян и их клиентов, чтобы они нашли друг друга?» — Рассказал Чет Боруфф, генеральный директор AOSCA.

«Раньше более половины органических семян кукурузы и соевых бобов, используемых в США, было импортировано, но это действительно изменилось за последние три года, — говорит Мак Эрхардт, владелец и менеджер семенной компании Albert Lea Seed. – Веб-сайт и в самом деле помог не только в плане количества, но и качества. С импортным зерном были проблемы мошенничества».

Эрхардт говорит, что сектор органических семян находится на подъеме.

«Органические продукты превысят рынок в 50 миллиардов долларов, — говорит он. — Органическая кукуруза и соевое зерно являются кормами для органических же молочных коров и птицы, это два крупнейших потребителя. Акры растут, чтобы удовлетворить эти потребности».

Тем не менее, сектор органических семян по-прежнему сталкивается с некоторыми пробелами в правилах NOP Министерства сельского хозяйства США.

Согласно NOP, органические семена должны использоваться, когда они имеются в продаже. Однако, когда NOP был создан в 2001 году, сектор органических семян практически не существовал и была оставлена одна лазейка для фермеров.

Если производитель подходит к трем семенным компаниям и просит разнообразных органических семян, и они не найдены, и он может предоставить доказательства своего поиска, фермер может использовать обычные необработанные семена вместо сертифицированных органических.

Как владелец компании, которая с 1998 года продает органические и обычные семена без ГМО, этот факт озадачивает Эрхардта.

«Статистика показывает, что использование органических семян не так высоко, как могло бы быть, — поясняет он. – И это не обязательно о доступности. Чем больше ферма, тем меньше вероятность того, что они будут использовать сертифицированные органические семена. Крупные производители органических овощей и кукурузы и сои чаще сажают обычные необработанные семена, пользуясь означенной лазейкой. Но на сегодня существует гораздо большая доступности органических семян кукурузы, особенно с учетом того, что органическая промышленность продолжает расти».

«В 2018 году в США было примерно 6,5 млн акров органических сельхозугодий. Это кукуруза, соя, овощи и многое другое, — говорит Эрхардт.  – У нас есть несколько хороших компаний, выращивающих хорошие гибридные органические семена кукурузы. Производство семян органической люцерны остается проблемой, но мы ожидаем, что на рынке появятся малые и средние семенные компании, способные восполнить пробел. Органические фермеры имеют гораздо лучший выбор с точки зрения зародышевой плазмы и семян, чем это было 10 лет назад, и выбор будет только больше».

www.agroxxi.ru/zhurnal-agromir-xxi/stati-rastenievodstvo/igry-v-prjatki-s-organicheskimi-semenami.html

Хранители своих семян: движение по сохранению сельскохозяйственного биоразнообразия набирает популярность

Таков ответ простых садоводов-огородников и мелких фермеров на семенную монополию корпораций

Сельское хозяйство сильно изменилось за прошедшее столетие. Большие машины, огромные холдинги и хорошая прибыль позволяют производить больше продуктов питания. Изменения в науке и политике также привели к появлению отрасли, в которой власть над тем, что мы выращиваем и едим, все в большей степени удерживается очень немногими игроками.

Рассмотрим один из самых основных ресурсов сельского хозяйства: семена. Хотя уже давно были фермеры и торговцы, специализирующиеся на выращивании и продаже семян, только в 20 веке люди начали говорить о производстве семян как о промышленном процессе. Благодаря изменениям в АПК, науке и государственном регулировании большая часть «элитных» семян, которые сегодня покупаются по всему миру, производится массово и продается — всего четырьмя транснациональными корпорациями.

И в ответ на монополизация семенного рынка расширяется новое движение с идеей вернуть власть над семенами народу, то есть, не покупать у монополистов, а делиться посевным материалом и откладывать семена из каждого сезона для посадки в следующем.

Садовники, огородники и мелкие фермеры все чаще настаивают на том, что семена должны быть тем, что они производят сами или получают от друга или соседа, а не тем, что покупают с полки.

Тем более, что для некоторых сохранение семян — это способ сохранить историю, например, выращивая овощи, которыми гордились их бабушка и дедушка. Для других это способ сэкономить деньги или найти единомышленников.

На сегодня движение приобретает все более политизированный характер — выбор, позволяющий потребителям избегать фруктов, овощей и других продуктов, производимых в промышленных масштабах.

Многие владельцы семян мотивированы тем, что их действия предотвращают исчезновение различных сортов сельскохозяйственных культур, особенно тех, что игнорируются промышленными фермами или коммерческими компаниями по производству семян в стремлении к получению прибыли.

Такие организации, как «Библиотека семян наследия» (Великобритания) и «Биржа хранителей семян» (США), а также фермеры, которых они представляют, заявляют о своей глобальной миссии по сохранению биоразнообразия сельскохозяйственных культур.

Британская «Библиотека семян наследия» является частью британской некоммерческой организации Garden Organic. Коллекция состоит из примерно 800 местных и редких сортов овощей и берет начало в кампании по спасению находящихся под угрозой исчезновения овощей, которую Garden Organic запустила еще в 1970-х годах.

В то время Garden Organic называлась Ассоциацией Генри Даблдея (HDRA). Ее директор Лоуренс Хиллс основал организацию в 1954 году, чтобы поощрять садоводов экспериментировать с природными средствами защиты от вредителей, зеленым навозом и другими альтернативами синтетическим химическим веществам, которые стали широко распространенными в сельском хозяйстве.

Среди множества вопросов, по которым консультировал Лоуренс Хилл, он рекомендовал собственным производителям всегда решать самим – какие сорта сажать.

Хиллс был непреклонен во мнении, что более новым видам томатов, моркови и зеленой фасоли не хватает вкуса более ранних поколений, и они хуже показывают себя в домашнем садоводстве.

Поэтому он был встревожен, узнав в начале 1970-х годов, что изменения в британском сельскохозяйственном законодательстве затруднят для семеноводческих компаний продажу «старомодных сортов». Он опасался, что небольшой рынок таких семян не сможет оправдать цену, которую компания теперь должна будет заплатить, чтобы зарегистрировать старомодные семена для законной продажи.

Хиллс объявил о создании коллекции «исчезающих овощей» в Европе и попросил товарищей-садовников помочь ему найти как можно больше необычных сортов.

Затем HDRA запустила кампанию по созданию «банка семян». Хиллс предполагал, что это долговременное хранилище будет собирать и сохранять сорта овощей со всего мира.

В этом смысле оно напоминало уже существующие международные банки семян, которые гарантировали, что разнообразие будут доступны селекционерам в будущем. В отличие от этих семенных банков (также называемых «генными банками»), коллекция овощей из «Библиотеки семян наследия» была бы доступна любому производителю, независимо от профессионального опыта.

Вместе с другими инициативами HDRA, библиотека семян помогла закрепить идею о том, что сохранение растительного разнообразия будет успешным только благодаря приверженности обычных садоводов приобретению, выращиванию, сохранению и распространению семян полезных или вкусных сортов.

Сегодня многие домашние и подсобные хозяйства, участники подобных инициатив, считают себя защитниками исчезающих растений, а свои огороды и сады — хранилищами важного биоразнообразия. Они считают, что их управление растительным разнообразием способствует созданию в будущем лучшей, более справедливой глобальной продовольственной системы.

www.agroxxi.ru/zhurnal-agromir-xxi/stati-rastenievodstvo/hraniteli-svoih-semjan-dvizhenie-po-sohraneniyu-selskohozjaistvennogo-bioraznoobrazija-nabiraet-populjarnost.html