5% здравого смысла

Анализ поступающей информации свидетельствует о продолжении Минсельхозом России планомерной работы по импортозамещению семян. Увеличение доли отечественных сортов и гибридов в производственных посевах должно составлять не менее 5 % ежегодно. Таким образом ведомство намерено реализовать положение Доктрины продовольственной безопасности о самообеспеченности семенами основных сельскохозяйственных культур на уровне не менее 75%.

Очевидная (в том числе, продемонстрированная в ходе «Всероссийского дня поля – 2020») неспособность российских НИУ обеспечить требуемый темп импортозамещения приводит к попыткам добиться установленных пороговых значений административными методами – путем силового давления на импорт. Выбранная стратегия активно поддерживается частными российскими селекционными компаниями и объединяющими их отраслевыми союзами. «Ползучий» передел рынка вуалируется абсурдными утверждениями о планах Запада «перекрыть кран» и ничем не подкрепленными пока декларациями о превосходстве отечественных селекционных достижений. А высокий рыночный спрос на импортные семена объясняется «коварным маркетингом» и устоявшейся «вредной» традицией.

В качестве аргумента для убеждения «неразумных сельчан» используется высокая цена на зарубежные семена. Однако, совершенно очевидно, что, покупая дорогие семена, российские аграрии просто инвестируют в будущие, с лихвой и гарантированно покрывающие понесенные расходы, прибыли от высокой урожайности, пригодности к хранению и переработке. А ценообразование всегда происходит на основе потребительского спроса. Так, аналогичные семена в странах с более высокими уровнями дохода населения, более привлекательными условиями кредитования и господдержки продаются по гораздо более высоким ценам. Высокая цена на зарубежные семена объясняется также слабой защищенностью в России авторских прав селекционеров, вынужденных закладывать роялти (финансовую основу создания для производителей сельхозпродукции новых высокопродуктивных сортов) в продажную стоимость семян.

Звучат утверждения о том, что «чем меньше в России производится семян, тем больше аграрный рынок страны зависит от процессов, происходящих за ее пределами. Зарубежные поставщики начинают диктовать цены и условия, сами определяют сорта и качество продукции». Остается только добавить, что все они поголовно состоят на службе в ЦРУ. Диктовать цены и условия может только рынок. Сорта и качество – предмет договорных отношений поставщика и покупателя.

И уж вовсе нелепо выглядят попытки увязать самообеспеченность семенами с пандемией СOVID-19. В самый разгар ограничительных мер в Европе все законтрактованные партии семян были своевременно и в полном объеме доставлены до российских СВХ, где они…благополучно застряли на долгие недели в ожидании разрешения на ввоз от Россельхознадзора, лишь Божьим промыслом не сорвавшего посевную.

Таким образом, не существует никаких объективных причин для передела рынка, кроме обычного стремления «все отнять и поделить», а потом еще и красиво отчитаться.

Волюнтаристски сокращая ежегодно на 5% долю используемых зарубежных семян, «стратеги» из Минсельхоза и Минобрнауки, а вкупе с ними и озабоченные лишь собственными доходами частные селекционные компании, наносят непоправимый ущерб российскому агропрому, в том числе в плане реализации его экспортного потенциала.

«Эффективным» инструментом недопущения передовых селекционных достижений на российский рынок является Госсорткомиссия, которая (цитирую обращение российского отраслевого союза в Администрацию Президента) «из чисто технической структуры, призванной обеспечить всестороннее раскрытие биологического потенциала испытываемых сортов и гибридов и скорейший их ввод в производство посредством государственной регистрации, превратилась в  бесконтрольный монопольный орган произвольного формирования и антирыночного регулирования сортовой политики Российской Федерации,  незаконно взимающий плату за оказание государственных услуг».

Как показали недавние встречи руководства Госсорткомиссии с представителями бизнеса, никаких надежд на реформирование данной структуры нет и в помине. На справедливые претензии по ниже низшего качеству исполнения полностью предоплаченных услуг и несоблюдению собственных регламентов заявителям было предложено «не искать черную кошку в темной комнате» и дожидаться принятия нового закона о семеноводстве и сопутствующих подзаконных актов. С учетом далеко не однозначных перспектив принятия закона и, потом еще и подзаконных актов, «тупо» платить непонятно, за что, частным российским и иностранным компаниям придется еще очень долго. Иностранцы, если и обеднеют, то не сильно, в вот российские частные компаний – основная надежда на возрождение российской селекции, могут и не пережить постоянно растущих поборов.

Из года в год платить, зная, что потраченные деньги никак не влияют на укомплектованность и оснащенность сортоучастков, а также качество проводимых на них испытаний, бессмысленно и безнравственно. Тем более, что результаты испытаний далеко не всегда являются основанием регистрации сорта или гибрида.

В создавшихся условиях пассивность в отстаивании своих интересов ведет лишь к наращиванию давления на бизнес.

Ярким примером откровенного давления на иностранный бизнес, вложивший десятки миллионов евро в локализацию не только семеноводства, но и селекции, является пролоббированная слабыми конкурентами «травля» программы создания, в том числе совместно с российскими коллегами, сортов зерновых культур, устойчивых к погодным аномалиям.

Так, в ходе «Всероссийского дня поля – 2020» первый заместитель министра сельского хозяйства, незадолго до этого пространно рассуждавший на тему «все сорты в гости будут к нам», настойчиво порекомендовал инвесторам отказаться от попыток нарушить пока еще сохраняющееся доминирование российской селекции зерновых, таким образом публично, «на всю Рассею — матушку»,  признав ее неконкурентоспособность.

Непростая ситуация складывается и на рынке семян сахарной свеклы. Заслуживающие всякого одобрения усилия российских агрохимических и свеклосеющих гигантов по развитию собственной селекции сопровождаются попытками недопущения к регистрации передовых линеек зарубежных смарт-гибридов. «Убийственные» для конкурентов результаты испытаний зачастую просто не выносятся на рассмотрение экспертных комиссий Минсельхоза России. Видимо, 70% субсидирования покупки, а то и вообще бесплатной раздачи (вполне нормальная практика при выходе на рынок) семян устойчивых к церкоспорозу и засухе высокоурожайных отечественных гибридов, не вполне достаточно для поддержания здоровой конкуренции.

Более ровно развивается рынок семян кукурузы и подсолнечника, где уже долгое время сохраняется баланс между ценой и качеством предлагаемых гибридов отечественной и зарубежной селекции. Неуклюжие попытки манифестантов «непродавашек» нарушить этот баланс посредством навязывания понятных только им схем грабительской локализации никем, в том числе и Минсельхозом, всерьез не воспринимаются.

Президент Путин сказал, что России необходимо развивать собственные производственные мощности, которые позволят снизить зависимость от импорта, однако импортозамещение нельзя назвать панацеей. «Я не считаю, что, защищая свои интересы, мы должны выглядеть как какие-то придурки, как сумасшедшие…», — добавил он. В связи с этим глава государства призвал продолжать работать над улучшением делового климата в стране, поскольку это поможет привлечь новые инвестиционные проекты в конкретные области.

Селекция и семеноводство – это весьма конкретная область, в которой без иностранных инвестиций нам пока не обойтись.

Сергей Платонов

5 % Common Sense

An analysis of the incoming information indicates that the Russian Ministry of Agriculture continues the systematic work on import substitution of seeds. The increase in the share of domestic varieties and hybrids in crop production should be at least 5% annually. Thus, officials intend to implement the provisions of the Doctrine of Food Security on self-sufficiency of seeds of major crops at a level of at least 75%.

The obvious (including that demonstrated during the “All-Russian Field Day 2020”) inability of Russian state research institutes to ensure the required rate of import substitution leads to attempts to achieve the established threshold values ​​by administrative methods — by means of pressure on imports. The chosen strategy is actively supported by private Russian breeding companies and industry associations uniting them. At the same time, the purely economic meaning of the crude redistribution of the market is veiled by pseudo-patriotic slogans and by empty declarations about the superiority of domestic selection achievements. And the high market demand for imported seed and planting material is explained by «insidious marketing» and an established «harmful» tradition.

As an argument for «unreasonable» agricultural producers, the high price of foreign seeds is used. However, it is obvious that, when buying expensive seeds, the farmers simply invest in the future, more than covering the costs incurred, profits from high yields, suitability for storage and processing. And pricing is always based on consumer demand. So, similar seeds in other countries (with different income levels, credit conditions and state support measures) are sold at much higher prices. The high price of foreign seeds is also explained by the weak protection in Russia of rights of breeders who are forced to lay royalties (the financial basis for creating new highly productive varieties) in the sale value of seeds.

There are assertions that “the less seeds are produced in Russia, the more the country’s agricultural market depends on the processes taking place outside its borders. Foreign suppliers begin to dictate prices and conditions, they themselves determine the varieties and quality of products.» It only remains to add that they all serve in the CIA. Only the market can dictate prices and conditions. Varieties and quality are the subject of the contractual relationship between the supplier and the buyer.

And the attempts to link seed self-sufficiency to the СOVID-19 pandemic look ridiculous at all. In the midst of restrictive measures in Europe, all contracted lots of seeds were promptly and fully delivered to the Russian border, where they… safely stuck for long weeks awaiting entry permit from the Rosselkhoznadzor, which did not disrupt the sowing only by Divine Providence.

Thus, there are no objective reasons for the redistribution of the market, except for the usual desire to “to rob and share,” and then report beautifully.

Voluntarily reducing the share of used foreign seeds by 5% annually, the “strategists” from the Ministry of Agriculture and the Ministry of Science, and together with private selection companies that are only concerned about their own income, cause irreparable damage to the Russian agricultural industry, including in terms of realizing its export potential.

The «effective» tool to prevent advanced breeding achievements on the Russian market is the State Variety Commission, which (I quote the appeal of the Russian industry association to the Presidential Administration) «from a purely technical structure designed to ensure the full disclosure of the biological potential of the tested varieties and hybrids and put them into production as soon as possible through state registration, has become an uncontrolled monopoly body of arbitrary formation and anti-market regulation of the variety policy of the Russian Federation, illegally charging fees for the provision of public services.”

As recent meetings of the leadership of the State Commission with business representatives have shown, there is no hope of reforming this structure. For fair claims regarding the lowest quality of fully prepaid services and non-compliance with their own regulations, the applicants were asked not to “look for a black cat in a dark room” and wait for the adoption of a new law on seed production and related by-laws. Given the far-flung prospects of the adoption of the law and, then, by-laws, private Russian and foreign companies for a long time will have to pay for nothing. Foreigners, even if become poorer, then not much, but Russian private companies — the main hope for the revival of Russian breeding, may not survive the constantly growing extortions.

From year to year, paying, realizing that the money spent does not affect the staffing and equipment of the trial sites, as well as the quality of trials, is pointless and immoral. Moreover, the test results are far from always being the basis for registering a variety or hybrid. Under the current conditions, passivity in protecting own legitimate interests only leads to increasing pressure on business, including the foreign one.

A striking example of overt pressure on foreign business, which has invested dozens of millions of euro in the localization of not only seed production, but also breeding in Russia, is (have been lobbied by weak competitors) bullying of the program of creation, including together with Russian colleagues, cereal varieties.

So, during All-Russian Field Day 2020, the First Deputy Minister of Agriculture (shortly before that vastly welcoming foreign varieties) insistently recommended investors to avoid attempts to violate the still prevailing dominance of Russian cereals’ selection, thus publicly, all-Russia wide, recognizing its lack of competitiveness.

An uneasy situation exists in the sugar beet seed market. Deserving of every approval effort by the Russian agrochemical and beet-growing giants to create competitive hybrids of this high-margin crop, are accompanied by the prohibition of registration of advanced lines of foreign smart hybrids. The tremendous results of their trials are simply not submitted to the expert commissions of the Ministry of Agriculture. Apparently, measures of 70% subsidizing, or even free distribution (quite normal practice when entering the market) of seeds of high-yielding domestic hybrids resistant to cercosporosis and drought are not enough to maintain healthy competition.

The corn and sunflower seed market is developing more smoothly, where the balance between the price and quality of the proposed hybrids of domestic and foreign selection is maintained. The clumsy attempts of «non-sellers» to upset this balance, by no one, including the Ministry of Agriculture, are taken seriously.

Russian President Vladimir Putin said that Russia needs to develop its own production capacities that will reduce dependence on imports but import substitution cannot be called a panacea. “I don’t think that, protecting our interests, we should look like some kind of idiots, like crazy …”, he added. In this regard, the head of state called for continued work to improve the business climate in the country, as this will help attract new investment projects in specific areas.

Plant breeding and seed production is a very specific area in which we cannot do without foreign investment so far.

Sergey Platonov